wpthemepostegraund

«Спектакль живёт и дышит»

Почему вам стоит посмотреть новую постановку Семейного инклюзив-театра «i» «8 чувств, или Рождение Человека» вместе с вашими детьми

 Люди себя берегут, говорит художественный руководитель Семейного инклюзив-театра «i» Ирина Пушкарева. Люди боятся сильных чувств. Даже своих собственных, что уж говорить о «неуправляемых» детских. Поэтому нам всегда так сложно говорить с детьми искренне и начистоту. Особенно подростками – отчаянными, бунтующими, несчастными, то и дело выходящими за рамки. Когда говорить о чувствах опасно и неуютно, разговор в семье сводится к формальным репликам «что получил?», «суп поел?» и «шапку надень!» А вот Семейный инклюзивный театр «i» не побоялся поднять «взрывоопасную» тему. 2 апреля, при поддержке компании Velcom, состоялась премьера нового спектакля «8 чувств, или Рождение Человека». Мы побеседовали с Ириной Пушкаревой и узнали, почему вам непременно стоит побывать на спектакле, следующий показ которого состоится 26 мая на сцене Республиканского Дворца культуры профсоюзов.      

Причина первая. Спектакль прорвёт плотину «непроговорённых» чувств

– При подготовке спектакля «Аднойчы ў вялізным горадзе» я столкнулась с необходимостью обсуждать с детьми-актёрами такие сложные темы, как жизнь и смерть, дружба, одиночество среди толпы, вечность души, – рассказывает Ирина Пушкарева. – Готовы ли они к тому, чтобы обсудить эти темы? Готовы ли работать над спектаклем, который их поднимает? Оказалось, что готовы и очень хотят, потому что дома они такие вещи с родителями не обсуждают. И я тут же задумалась: а я со своими детьми обсуждаю? 

Идею нового спектакля предложил 12-летний Кастусь Жибуль, литературно одарённый ребёнок с аутизмом, актёр театра и автор сюжета «Чыгунки», одного из спектаклей театра «і». Сначала никто не думал, что из замысла Кастуся вырастет целый спектакль. Но учебные новеллы неожиданно захватили всех. 

– Дети откликнулись: «Можно, я буду режиссёром?», «А я напишу сценарий!», «А я хочу придумать костюмы!» – рассказывает Ирина. – Я спросила, кто в какой новелле будет участвовать, какое из восьми чувств их интересует сильнее? И дети вдруг стали выбирать не радость, не что-то позитивное, а наоборот, то, что их беспокоило, то, о чем им давно хотелось поговорить. Это было самое важное и ценное, что дал нам ещё не поставленный на тот момент спектакль. Мы начали разговаривать, актёры приходили ко мне поодиночке, чтобы проговорить какие-то чувства наедине. «Давайте поговорим с вами про злость!» – «Почему именно про злость?» – «Потому что 90% моего времени я злюсь». Наш подготовительный этап, ещё до начала репетиций, стал чередой открытий детьми самих себя. У многих детей в душе накопились очень тяжёлые чувства: страх, грусть, обида… Две-три недели они назначали мне встречи и выплёскивали все свои заботы, неудачи. То, что было не проговорено, потому что не с кем об этом поговорить. Все это было невозможно-щемяще и больно, что я просто рыдала каждый день, когда оставалась одна.  Когда чувства были проговорены, поняты, как следует прожиты, дети понесли их домой. Теперь они смогли о них поговорить с родителями. Стали задавать вопросы, что-то вместе обсуждать. Кто-то с кем-то помирился. Происходили трогательные вещи. Две подружки, которые учатся в одном классе, целый год не могли открыто поговорить. Одна обижалась, вторая чувствовала вину.

На следующий день после того, как мы с каждой из них проговорили все чувства, они пришли абсолютно счастливые. 

Подростки очень уязвимы. Для них очень важны отношения со сверстниками, но они совершенно не умеют говорить о чувствах. Проще уткнуться в мобильный телефон. А ведь проблема остаётся, никуда не уходит. Надо налаживать контакт, говорить, говорить, говорить… 

Современные дети очень редко слышат от родителей: «Как ты себя чувствуешь?», «Что у тебя сегодня было интересного?» или просто «Давай с тобой поговорим…». Близкие люди сидят, уткнувшись в гаджеты. Обсудить нечего! Чем живут папа и мама, что волнует ребёнка – эти вопросы остаются незаданными. Мы хотели, чтобы спектакль послужил толчком для каждого зрителя поговорить о чувствах со своим ребёнком. Оказывается, даже в семьях, которые принято называть благополучными, ребёнок может чувствовать себя отвергнутым и непонятым. Возможно, совсем рядом с вами бьётся одинокое сжавшееся сердечко. 

 Причина вторая. Он новаторский, неожиданный и заставит вас плакать и улыбаться.

Первое, что приходит в голову во время просмотра, – слова «эксперимент» и «синтез». Дети-актёры на этот раз стали полноценными соавторами спектакля: они участвовали в написании сценария и сочинении музыкальных композиций. На сцену вышли не только юные студийцы, но и их родители и педагоги – хореограф и постановщик танцевальных номеров Денис Дадишкилиани, актёр и режиссёр Геннадий Фомин, балетмейстер и хореограф Ольга Репина, с невероятно красивым воздушным танцем.. Песни к спектаклю написала известная белорусская поэтесса и переводчица Вера Жибуль, лауреат Премии Тётки за лучшую книгу для детей и подростков. Она сама и исполнила их со сцены вместе с хором 10-й музыкальной школы искусств имени Глебова «Музычныя пацеркі».

– В сценарии есть большие куски текста, который писали дети. Я оттуда никому не дала сократить ни слова. Потому что это чистейшая правда, это живьё, – рассказывает Ирина Пушкарева. – Как правило, сценарии к спектаклям, и детским в том числе, пишут взрослые. А ведь у ребёнка своё видение. И перед ним лежит большая трудная дорога из детства во взрослую жизнь. Это не прямая дорога, а настоящий квест, и непонятно, как её пройти.

Иногда проще сказать о своих чувствах на камеру, чем глядя в глаза близкому человеку. Поэтому экран в спектакле – не просто одно из выразительных средств, а практически ещё один персонаж. Дети и взрослые на экране сменяют друг друга, спеша рассказать о своих чувствах так искренне и нетерпеливо, что зритель, пришедший в зрительный зал «просто отдохнуть», вдруг подключается к этому живому каналу и неожиданно для себя самого ощущает ком в горле. 

– Мы привыкли к определенной динамике драматического спектакля, а нам как раз хотелось от этого уйти. Я хотела, чтобы человек выпал из привычного стиля восприятия, – объясняет Ирина. – После работы над спектаклем дети стали совсем другими – правда, и более ранимыми. Помогали друг другу учить роли, поддерживали, а не конкурировали, как часто бывает в театре. Когда на экране говорили о чувствах, дети плакали за кулисами. Надеюсь, после просмотра станут чуточку другими и зрители. 

Ирина признается: очень часто ни зрители, ни родители актёров-студийцев не готовы к тому, что инклюзив-театр будет поднимать серьёзные темы.

– Родители приводят детей на занятия и интересуются: «Ирина, а что вы сейчас ставите?» Я начинаю рассказывать о спектакле «8 чувств» и слышу в ответ: «Но он же будет весёленький? О, вы опять поставите сложный философский спектакль, а мы не можем позволить себе так переживать». «А почему вы себя так бережёте?» – спрашиваю я. Я часто думаю об этом. Возможно, в жизни много других переживаний… Но ведь театр должен разговаривать с человеком. И дышать. Я бы хотела, чтобы в театр приходили думать, переживать, переосмысливать что-то в своей жизни. Нам хочется говорить об актуальном и насущном. Несмотря на то, что, возможно, никто от нас такого не ожидает. У нас есть замечательная «Букашкеада», с которым Студия взяла Гран-при на крупном международном фестивале «Скрыжаванне», и «Дерево сказок» – спектакль из небольших миниатюр, на богатом литературном материале. Вот на эти спектакли можно прийти с малышами, посмеяться и отдохнуть. Но ведь наши актёры подросли! Им сейчас по 12, 13, 15 лет. И они хотят разговаривать с публикой на серьёзные темы. 

Если в премьерном показе главные роли исполняли 12-летние ребята, то 26 мая на сцену выйдут подростки постарше – Злата Залесская и Миша Артемчук.

– Спектакль живёт и дышит от показа к показу. Пятнадцатилетние актёры – это уже совсем другая история, – улыбается Ирина. 

 Причина третья. Он поможет понять, что мы все разные, и это хорошо

Людям и детям с аутизмом эмоции даются тяжело. Они не умеют их выражать так, как бы им хотелось, потому что они не распознают их в себе. Дети с аутизмом, которые занимаются в студии инклюзив-театра «i», учатся распознавать эмоции на специальных занятиях. 

– Я совершенно точно знаю, что им даётся легко, а что трудно, – рассказывает Ирина. – Злость, например, они никак не могут показать. И это при том, что у таких детей бывают поведенческие реакции, которые для стороннего наблюдателя могут выглядеть как агрессия! Это сбой в поведении, на самом деле дети с аутизмом очень добрые. И они не способны распознать агрессию. А ведь это очень важно – распознать направленную на тебя агрессию. Вовремя понять, что ты чем-то не понравился. Или что человек, который сейчас рядом с тобой, находится в неадекватном состоянии. Это жизненно важно. 

В театре детям интересно: ведь здесь отсутствуют стереотипы и рамки, которые ребёнку пытаются навязать. Чем старше ребёнок, тем лучше он понимает, что в обществе есть определенные стереотипы и рамки поведения. Человек с аутизмом этих рамок не имеет. Театр как творчество тоже не имеет рамок! Поэтому в театре проще быть собой. 

– Среда, которая позволяет быть самим собой, помогает и учиться, – объясняет Ирина Пушкарева. – Ребята с аутизмом должны учиться самым простым вещам, которые их ровесники осваивают по умолчанию: как поздороваться, как руку пожать при встрече. Если напротив стоит человек доброжелательный, который поможет, может быть, первый протянет руку, – это одно. А если рядом кто-то недоброжелательный, закрытый, да ещё смотрит с подозрением, – совсем другое. Театр даёт возможность окунуться в добрую, непосредственную среду. В школе, к сожалению, очень много неподготовленных детей и родителей. До сих пор единицы из наших детей с аутизмом посещают школы, и это не самый положительный для них опыт. Но благодаря занятиям в театре они учатся терпению. Недавно родители студийца с аутизмом поделились радостью: ребёнка два года хотели выпихнуть из школы на надомное обучение, а сейчас на школьном собрании сказали, что он делает большие успехи. Навыки, которые дети приобретают в театре, они начинают использовать за его пределами. 

Самим фактом своего существования инклюзив-театр меняет сложившиеся в обществе установки и сражается с ярлыками, которые так хочется навесить на человека, если он чем-то отличается от других.  

– Все мы абсолютно разные, особенные. Все мы другие, – считает Ирина. – Нужно быть самим собой. Когда человек открывает в себе себя – свои чувства, способности, когда задумывается, для чего он пришёл в этот мир, – вот тогда он становится человеком.

Одну из главных ролей – мальчика, который всё придумал, 2 апреля сыграл Кастусь Жибуль – 12-летний человек с аутизмом. В марте 2016 года, когда Кастусь появился в Театре, он с трудом мог сосредоточиться на пять минут. А тут великолепно сыгранная и прожитая роль длиной почти два часа. Сквозная роль – через весь спектакль.

Обычные подростки, которые занимаются в театре, уже сейчас знают об аутизме куда больше, чем их ровесники и родители. Знают, как правильно общаться с особенными ребятами, и в своих школах практически ведут просветительскую работу, объясняя, почему нельзя травить человека, не похожего на тебя. Это другая генерация людей, делающая огромный шаг вперёд на пути к обществу, где люди с особенностями развития не будут изгоями, где будет ценен каждый человек.  

– Наши ребята уже все понимают. Они готовы принять других людей куда охотнее, чем их одноклассники. И чем их родители, – говорит Ирина. – Со мной некоторые подруги, которые уходили в декрет или рожали, переставали общаться. «Я тебе на всякий случай звонить не буду». Но ведь аутизм – это же не ангина! Мир меняются, но какие-то предубеждения, предрассудки очень живучи. И им подвержены даже образованные, интеллигентные люди…

«8 чувств, или Рождение Человека» – результат многолетней работы в ежедневно существующем инклюзивном пространстве Студии и Театра. Блистательная игра профессиональных актёров и искренность детей-артистов, среди которых талантливые дети с аутизмом, студентов творческих вузов и родителей. В подготовке спектакля были заняты более 30 профессионалов постановочной группы и педагогов, которые готовили актёров разных возрастов – от трёх до шестидесяти лет.

Это удивительно честный спектакль, созданный на пересечении жанров, возрастов, пониманий, ощущений. Спектакль-откровение, который вызывает и улыбку, и слезы, – и совершенно точно никого не оставит равнодушным. Приходите на него всей семьёй и вместе с актёрами Семейного инклюзив-театра «i» попробуйте найти ответы на множество собственных «почему?» и «зачем?».

Источник: ej.by

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.