wpthemepostegraund

«Кто и зачем манипулирует губернатором Ямала»: авторская колонка

Соцсети перестроили работу чиновников, в том числе и ямальских. Назойливый критический комментарий в аккаунте губернатора становится проблемой для администрации – на него нужно незамедлительно реагировать. Губернаторами теперь можно легко манипулировать. Тюменский политтехнолог Андрей Ткаченко знает, как легко заставить главу региона изменить повестку и как создать скандал, о котором будет говорить даже Москва. Эксперт проанализировал страницы одного из самых молодых губернаторов – главы Ямала Дмитрия Артюхова в соцсетях и сделал выводы в авторской колонке специально для «Нового Дня». Напомним, сам Дмитрий Артюхов признавался, что лично смотрит комментарии к новостям о работе чиновников в соцсетях и читает Instagram. На это губернатор тратит полтора часа в день.

Персональная страница в Instagram появилась у Дмитрия Артюхова, еще когда он был временно исполняющим обязанности губернатора ЯНАО – в июле 2018 года. В первый же день на нее подписались более 1,2 тыс. пользователей. Сейчас у Артюхова почти 17 тыс. подписчиков, а число публикаций в аккаунте превысило 170.

Аккаунт губернатора Ямала в соцсети «ВКонтакте» появился в декабре прошлого года, и также стал быстро набирать популярность. Сейчас у него 3,24 тыс. подписчиков, однако комментариев к публикациям здесь зачастую больше, чем в инстаграме.

На мой взгляд, с начала работы аккаунтов губернатора в социальных сетях можно выделить пять основных типажей активных комментаторов.

1. Неуязвимый обличитель

Как правило, это представители КМНС (коренных малочисленных народов Севера), многодетные матери, инвалиды. Часто у такой категории комментаторов действительно имеются проблемы или ситуации, которые требуют помощи. Однако бывает, что даже получив поддержку и внимание общественности, такие пользователи входят во вкус – и, раз начав ругать власть, уже не могут остановиться.

«Неуязвимыми» их делает само положение – ни у одного чиновника не поднимется рука сделать замечание человеку, который относится к незащищенной категории населения. В самом деле, как можно «осаживать» многодетную маму или человека со слабым здоровьем?

В ответ на комментарии «неуязвимых обличителей» в социальных сетях и в СМИ власти не могут раскрыть всей сути дела, опасаясь за этическую сторону. Часто случается, что администрация проигрывает в риторике – к микрофону подводят человека неподготовленного, журналисты берут невыразительный синхрон, который характеризует представителей администрации как безликих чиновников, говорящих на «птичьем языке». Этот контраст особенно заметен по сравнению с оппонентом, сидящем в инвалидном кресле и излагающим свои мысли простыми формулировками: «Нам не помогают», «О нас забыли».

2. Улучшайзер (Рационализатор)

Такие люди буквально фонтанируют предложениями по улучшению работы властей. Финансы, ипотека, туризм, молодежная политика, проблема уличных животных – нет такой темы, в которой эти «диванные эксперты» не имели бы высококомпетентного мнения.

Такие комментаторы, как правило, многословны, активны, открыты и позиционируют себя как активисты-общественники. Блестящие идеи они излагают не только на своих страницах и в местных сообществах, но и дублируют на страницах губернатора и властей. Порой и этого им оказывается мало – тогда они передают свои послания главе региона через аккаунт «Арктика_89» (аппарат губернатора ЯНАО).

3. «Но пасаран», или Жертва бездушного режима

Обычно к этой категории относятся бывшие чиновники, журналисты местных СМИ, люди, жившие когда-то в округе и переехавшие в другие регионы, а также мужчины предпенсионного возраста.

Как правило, эти пользователи недовольны абсолютно всем. Их главная отличительная черта – чего бы ни коснулось обсуждение (пенсии, медицина, льготы) – они видят причину исключительно в политике. Власть по определению не может быть хорошей, а действия чиновников – правильными. Для «Жертвы бездушного режима» это – аксиома. Они сводят дискуссию к тому, что во всем виновата коррупция, а все чиновники – хапуги и воры.

Еще одна черта таких комментаторов – черно-белое мышление. Чаще всего состав правительства неоднороден. К примеру, сильный финансово-экономический блок может соседствовать с ослабленным социальным блоком. В одном регионе «проседают» дороги, в другом – соцобеспечение. Это реальность, и задача грамотного управленца – выявить и укрепить слабые места, чтобы улучшить ситуацию. Но «Жертва режима» на полумеры не согласна. Яма на дороге? Снять мэра! Пробки на городских улицах? Снять губернатора! А вообще, лучше просто снять всех, «все отнять и поделить».

На Ямале примером такой критики может служить история с «желтым льдом» в новогоднем городке. Она прогремела на весь УрФО и рискует войти в учебники журналистики – в раздел «фейк ньюс». Напомню, накануне открытия ледового городка в Лабытнанги интернет-общественник разразился громким заявлением: объект построен из желтого льда, содержащего нечистоты. Дескать, лед брали из озера, куда сливаются канализационные стоки, и посещение этого городка «смертельно опасно».

Испуганные родители схватились за сердце, СМИ молниеносно растиражировали «сенсацию», а чиновники, сломя голову, бросились проверять лед. О том, что из года в год лед берут из одного и того же места – протоки Выл-Посл, и ни одного случая отравления не было, никто не вспомнил. Слава богу, власти разобрались и официально вброс опровергли. Однако комментатор продолжает настаивать на своем: всему виной коррупционный беспредел, мэрия Лабытнанги оптом закупает «золотые парашюты», самолеты и джипы.

4. Ярый борец за экологию

Такие комментаторы, как правило, реагируют на экологическую тематику, очень переживают за окружающую среду и засыпают соцсети призывами в духе «Берегите природу, мать вашу». Порой они действительно обращают внимание общественности и властей на проблемные ситуации. Однако гораздо чаще они просто декларируют общие громкие фразы.

Примером такого комментатора может служить анонимный аккаунт – putnik_zen

5. На правах аборигена

В ямальском интернет-пространстве есть особый сегмент – паблики, посвященные защите прав коренных народов. Активные представители этого сегмента пользуются как соцсетью «ВКонтакте», так и Instagram.

Один из них позиционирует себя как человек, прекрасно владеющий ситуацией в округе и знающий, как устроена работа органов государственной власти. Вместе с тем он на протяжении нескольких месяцев пытался пробиться на личный прием к губернатору через его социальные сети. Для этого активист публиковал под разными постами один и тот же вопрос: «Как попасть на прием к губернатору?». Ни один из предложенных пяти вариантов его не устроил, и общественник продолжил свою активность под постами и в личных сообщениях на страницах губернатора.

Примечателен случай, когда этот человек хлопотал за стариков в Тазовском районе, которых, по его данным, безосновательно выселяли из коммунальной квартиры. При проверке информации выяснилось, что он перепутал людей: защищаемые им на тот момент уже несколько лет не жили в своей квартире. Вместо них там проживают лица, страдающие алкоголизмом.

Кто виноват и что делать?

По закону физики любое действие рождает противодействие. И мое мнение: за прошедшие годы соцсети стали для чиновников глобальным злом. Появление соцсетей в политике привело к тому, что сейчас государством буквально управляют «диванные эксперты».

Активность в интернете изменила алгоритм работы властей. К примеру, раньше исполнительные власти опирались в своей работе на объективные данные. При проработке той или иной проблемы запрашивалась статистическая информация, которую легко проверить, подтвердить или опровергнуть. Источники данных были официальными и достоверными.

Сейчас в основе выявленной проблемы зачастую лежит интернет-критика. Что плохого в обратной связи с людьми, спросите вы? Тот факт, что это, как правило, набор личных мнений каждого отдельно взятого пользователя. В результате далеко не всегда комментарии в интернете отражают истинное положение вещей.

Более того, эти «экспертные» мнения нередко высказываются в очень эмоциональной форме. Чиновники тоже люди – и довольно часто они проникаются негативом, буквально впитывают заданную подачу. В такой ситуации в основу работы исполнительной власти ложатся не знания и опыт, а чистые эмоции.

Есть и те, кто научился манипулировать открытостью властей, преследуя собственные корыстные интересы. Стоит отметить, что использование соцсетей чиновниками рекомендуют представители Кремля. Москва отслеживает информацию, которая появляется в соцсетях, введена пресловутая информационная система «Инцидент-менеджмент». Поэтому замять крупный скандал, как раньше, уже не получится: теперь за свои ошибки чиновники могут поплатиться карьерой, а иногда и свободой.

Казалось бы, очевидное благо для населения. Однако в результате в публичной плоскости у чиновников оказались связаны руки.

Стерильность порождает обиду

Какой мы можем сделать вывод из этих случаев? Безусловно, смешно говорить о цензуре в XXI веке. Однако очевидно, что властям требуется некая самоцензура – к примеру, умеренная модерация в социальных сетях. Кроме того, важно помнить правило интернет-гигиены: «Не корми тролля».

Есть правило и для чиновников, которые только открывают для себя соцсети: больше человечности и искренности. Красивые картинки и эпичные мысли рождают у аудитории желание приземлить бюрократа, опустить его до бытового уровня. Для того чтобы наладить адекватную коммуникацию, необходимо иногда самостоятельно раскрывать себя как человека, показывая бытовую сторону жизни.

К примеру, в том же ЯНАО страницы главы региона Дмитрия Артюхова пользуются большой популярностью. Однако и «ВКонтакте», и в Instagram губернатора публикуются снимки, на которых он всегда в окружении людей, либо запечатлен фотографом «со стороны». Мы не найдем на страницах губернатора ЯНАО селфи – в результате складывается ощущение полной стерильности. Обилие выхолощенных профессиональных кадров прячет реального человека.

Идешь в люди – будь как люди

Между тем сейчас в российской политике наметился противоположный тренд – новая искренность. Просто открытости чиновников уже недостаточно. Люди хотят видеть во власти живых людей, которым присуща гуманность, человечность. Буквально, идешь к людям – будь как люди. И тогда станет меньше желающих возвыситься за счет тебя.

Такая позиция сыграет на руку при общении не только с населением, но и со СМИ. Журналисты идут за информацией в соцсети потому, что им и так хватает однотипного официоза. Рекламодатели ждут от изданий высокой посещаемости, широкой аудитории. А привлечь внимание этой аудитории можно только «живой» фактурой – чем-то необычным или персональным. Нужно кормить такой фактурой СМИ, и пусть иногда информация будет на острие.

Резюме

В целом, я считаю, что открытость и новые форматы взаимодействия общества и власти – это хорошо и полезно. Они позволяют оперативно доносить проблемные вещи непосредственно до руководителей государства и региона. А последних стимулируют более чутко реагировать на проблемные вопросы жителей. Выигрывают обе стороны.

Но важно отделять мух и котлеты, а именно реальные проблемы граждан на фоне бездействия чиновников и информационный шантаж жалобщиков и политических активистов. К сожалению, эта тенденция будет приносить свои плоды и дальше. В этой системе нет ни черного, ни белого, и каждая сторона в чем-то права. Ну а нам, простым гражданам страны и наблюдателям, остается только делать выводы. Каждый раз свои.

Салехард, политолог Андрей Ткаченко

Источник: newdaynews.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.