wpthemepostegraund

«Держись бога ради»: как Ивана Голунова освобождали из-под стражи. Репортаж Forbes

Источник: forbes.ru

Поздно вечером в субботу Никулинский суд Москвы не стал отправлять спецкора «Медузы» Ивана Голунова в СИЗО. Он отправлен под домашний арест по месту прописки со стандартными ограничениями – запретом на общение и использование телефона и интернета.

«Избрать домашний арест, освободить в зале суда», — постановил судья Михаил Максимов. В раза начались аплодисменты, а на улице закричали «Ура!».

Решения суда около суда ждали более сотни человек с раннее утра – те, кто освещали процесс и просто коллеги Голунова из различных изданий, которые приехали в суд его поддержать. Перед судом появились председатель редакционного совета «Новой Газеты» Дмитрий Муратов, блогер Ксения Собчак, основатель The Bell Елизавета Осетинская. Постоянно около суда дежурила гендиректор «Медузы» Галины Тимченко.

К полудню адвокаты сообщили журналистам, что следователи все-таки предъявили Голунову обвинение в покушении на сбыт наркотиков (статья 30 и 228.1 Уголовного кодекса). Он был задержан оперативниками уголовного розыска днем 6 июня на Цветном бульваре, и потом более тридцати часов провел на очных ставках и допросах. В итоге ему стало плохо. Приехавшие медики заподозрили у журналиста перелом ребер и сотрясение мозга.

Как позднее в суде рассказывала адвокат Голунова Ольга Динзе, в УВД по ЗАО, куда журналиста доставили после задержания, его избили – несколько раз ударили кулаком в лицо и по ребрам.

Скорая увезла Голунова в 71-ю больницу, но спустя несколько часов обследований врачи отправили его в суд с эпикризом, что он не нуждается в госпитализации. Эту бумагу следователь вручил судье Михаилу Максимову.

В суд Голунова конвоиры привезли только под вечер. Автозак в сопровождении полицейского автомобиля на скорости с включенной сереной въехал во двор суда. Толпа перед судом начала «Голунов!» и «Свободу Ивану!».

Впрочем, пропускать журналистов в закрытый на выходные суд приставы начали только через час – все это время около сотни представителей СМИ стояли на ступеньках здания суда под дождем. В зал попали тоже далеко не все. К началу заседания на улице около здания суда было несколько сотен человек.

Ивана поместили в железную клетку для подсудимых, но сняли наручники. «Держись бога ради, тебя все любят, все обнимают», – кричала в толпе Тимченко. «Никогда не думал, что побываю на собственных похоронах. Спасибо большое всем», — говорил Голунов.

В начале заседания адвокаты положили судье на стол целую пачку с характеристиками от руководства крупных СМИ, в которых успел поработать Голонов — Forbes Russia, «Медузы», «Слона», «Ведомостей», «РБК», и от Союза журналистов. В них Голунова называют честным, принципиальным и порядочным человеком, который никогда не был замечен в употреблении наркотиков. Также адвокаты предоставили судье личные поручительства за Голунова от председателя редакционного совета «Новой Газеты» Дмитрия Муратова и главного редактора «Эха Москвы» Алексея Венедиктова.

Разобравшись с документами, судья Максимов предоставил слово следователю и прокурору. Но их совместное выступление не продлилось и пяти минут.

«Голунов обвиняется в тяжком преступлении, имеет загранпаспорт — поэтому может скрыться», — приводили стандартные основания следователь. «Есть основания полагать, что Голунов может скрыться», — поддерживал его прокурор. Правда главным основанием, судя по его выступлению, была тяжесть обвинения — попытке сбыта наркотиков (до 15 лет лишения свободы).

Согласно оглашенным в суде документам и выступлениям адвокатов обвиняемого, главными доказательствами вину журналисты остаются рапорты оперативников, которые задерживали Голунова, а также наркотики – мефедрон и кокаин, найденные после его задержания.

В свою очередь защитники настаивали, что Голунов фактически был задержан днем 6 июня – об этом свидетельствует протокол досмотра, но официальный протокол задержания составлен был только спустя 14 часов.

«Следователь незаконно удерживал моего подзащитного», — выступала Динзе.

«Сотрудники полиции имели возможность подбросить наркотические средства как во время задержания, так и позже — во время личного досмотра, — поддерживал коллегу Джулай. – О том, что наркотики подброшены, свидетельствует и тот факт, что найденным пакетик с наркотиками в рюкзаке находился поверх всех вещей. Если бы он принадлежал Ване, то он был постарался его положить между вещей».

В итоге адвокаты попросили не отправлять журналиста в следственный изолятора, но поместить хотя бы под домашний арест. Они отмечали, что у Голунова есть квартира в Москве, где он прописан вместе с родственниками.

Дело Ивана Голунова: самые громкие расследования задержанного журналиста

В конце заседание суд предоставил слово самому Голунову.

«Я никогда не употреблял…», — начал выступление журналист, но судья его остановил и попросил говорить не о сути дела, а только о вопросе меры пресечения.

«Хорошо, я был задержан днем примерно в 14:30 6 июня. Мне не говорили, что это связано с наркотиками. Полицейские подскочили ко мне, заломили руки, надели наручники», — продолжил Голунов. В итоге судья остановил его выступление еще дважды.

Заявление Forbes по делу Ивана Голунова

«Вы согласны с мерой пресечения: да или нет?»

«Я не согласен [с арестом]. Я никогда не употреблял наркотики, и не имел к ним никакого отношения», — ответил Голунов.

Позднее, когда суд ушел на решение, он рассказал, что накануне ареста ему поступали угрозы – он готовил вторую часть расследования о похоронном бизнесе. Его большое расследование про рынок похоронных услуг – «Гроб, кладбище, сотни миллионов рублей» – вышло несколько месяцев назад.

«Я отдал заметку редактору и в этот день был задержан». Речь Ивана Голунова в суде

«Угрозы были по ходу статьи, которую я готовил про похоронный бизнес. После паузы я снова начал общаться с людьми на эту тему, и мне поступали рекомендации не заниматься этой темой. Там есть силовики, да. Я отдал заметку редактору и в этот день был задержан», — говорил Голунов. «К делу причастны силовики?» — спрашивали журналисты. «Да. УФСБ по Москве и Московской области», — отвечал Голунов.

Впрочем, в совещательной комнате судья пробыл меньше двадцати минут. А вернувшись под крики толпы с улицы, которые были слышны и из-за закрытых окон зала заседаний, постановил освободить Голунова из под стражи в зале суда, но отравить под домашний арест на два месяца, до 7 августа. При этом суд счел, что доводы защиты о нарушениях, которые были допущены при задержании Голунова, «ничем не подтверждены».

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.