wpthemepostegraund

«Динамика доходов говорит о стагнации». Владимир Мау о реальном состоянии российской экономики

Источник: forbes.ru

Данные Росстата о рекордном росте ВВП за 2018 год в 2,3% удивили многих экономистов и вызвали жаркие дискуссии. Вас удивили результаты Росстата?

Текущий темп экономического роста не столь важен. Важнее, какой средний темп будет зафиксирован в статистическом сборнике за 10 лет. Например, если вы посмотрите на экономические статистику конца 1980х годов, когда правительством проводилась политика ускорения, вы увидите наращивание темпов роста в 1987 и 1988 годах. Но статсборник в 1999 году показывает, что после двух лет ускорения экономика падала на протяжении 10 лет. Это была плата за временный рост, который был профинансирован за счет роста дефицита и валютного госдолга.

По годовой цифре роста мало о чем можно судить. Поэтому я бы не преувеличивал значение показателя Росстата, особенно учитывая то, что ни Центробанк, ни Минэкономики, в ведении которого находится Росстат, не пересматривали годовые прогнозы.

Показатель роста ВВП сам по себе не интересен, важно как он отражает благосостояние. Когда впервые этот экономический показатель появился, он считался удобным для измерения прогрессивной динамики. Но в последние годы мы чаще наблюдаем ситуацию, когда ВВП растет, а благосостояние падает, или наоборот — ВВП стагнирует, а благосостояние растет. Современные технологии плохо монтируются с динамикой ВВП, поскольку удешевление стоимости товаров и услуг происходит быстрее, чем раньше. В этом случае новые технологии приводят к снижению ВВП, хотя благосостояние и растет. Например, покупка электронной книги обходится дешевле, чем бумажного аналога: вы ее покупаете мгновенно, использовать ее удобнее, но выпуск электронной книги не вносит такой вклад в ВВП, как выпуск обыкновенной книги, поскольку не расходуется древесина и электроэнергия, нет расходов на транспортировку, продажу в магазине и т.д.

В целом, к экономическим показателям надо относится осторожно и не фетишизировать их. Сейчас конкретная цифра роста в конкретном году, пересчитанная в какой-то определенный месяц — это фетиш, который даже не стоит обсуждать. Но надо отметить, что у людей вообще очень много фетишей.

Чтобы понять, что происходит в отечественной экономике, нужно смотреть на прямые показатели благосостояния: число людей за чертой бедности, их динамику и реальные доходы. Но многое зависит от того, как посчитать тот или иной показатель. Например, в отношении реальных доходов можно получить разный результат — либо «минус» 0,2% либо «плюс» 0,3% — в зависимости от того, как считать базу 2017 года, с учетом разовых выплат или без них. Но в любом случае, текущая динамика реальных доходов говорит о стагнации, а разница находится в пределах статистической погрешности.

Еще один важный показатель — это динамика инфляции и ставка кредитов для коммерческого сектора, включая ипотеку. Это важный макроэкономический элемент инвестиционного климата и важный психологический индикатор, поскольку ставки, по которой доступны кредиты, включает в себя и уровень инфляции, и уровень доверия. Разрыв между ключевой ставкой Центробанка и доступностью кредитов по сути отражает доверие экономических агентов к друг другу.

Еще один хороший показатель, на который я бы советовал обращать внимание — это динамика частных инвестиций, который позволяет понять — приходит ли бизнес в проекты и рискует ли он деньгами. Полезно также смотреть на такие показатели, как структура экспорта и спрос на ипотеку.

Если смотреть на все эти показатели, как вы охарактеризуете экономику?

Дела обстоят не плохо: экспорт диверсифицируется, проблемы инфляции Центробанком практически решены, и она носит технический характер. Но доходы стагнируют. Поэтому картина скорее смешанная. Кризиса нет, но нет и счастья. Но когда экономика росла на 5-6% в год, тоже было много недовольных людей, которые считали российские темпы низкими по сравнении с китайским 10%.

Российской экономике пока удается справляться с основными рисками. Я хочу напомнить, что мы живем в крайне неблагоприятной геополитической атмосфере. Проблема санкций — это проблема неопределенности. К ним нельзя адаптироваться, потому что они все время развиваются. Это очень серьезный фактор, в том числе и для курса национальной валюты.

Сейчас активно обсуждаются возможности финансирования масштабных национальных проектов.

Многие сводят все проблемы к деньгам. Но Остап Бендер говорил: не в деньгах счастье. Деньги можно потратить впустую, а можно использовать эффективно. Важно не сколько тратите, а на что вы тратите — насколько эффективны проекты и насколько эффективен общественный контроль за тратами.

Текущие национальные проекты отличаются от нацпроектов 2012 года: сейчас важно достижение целей, а не выполнение нацпроектов, как раньше. При этом сейчас потраченные суммы автоматически не транслируются в достижение целей. В 2012 году вы могли сказать, сколько вам нужно денег, чтобы добиться определенного уровня зарплат у врачей. Сейчас ситуация другая — вы можете потратить все деньги, но результатов, связанных с демографией или образованием, может так и не появиться. Стоит очень деликатная задача. В целом, нацпроекты соответствуют тем вызовам, которые стоят перед нашей страной. Инвестиции в инфраструктуру и образование должна дальше транслироваться в удовлетворенность людей.

Как стать миллиардером

У всех на слуху имена миллиардеров, которые бросили институт. Вы ректор одного из крупнейших вузов. Чему нужно учиться, чтобы стать миллиардером, и нужно ли вообще учиться?

Чтобы стать успешным и эффективным человеком, нужно хорошо учиться и много работать. Все исследования последнего времени показывают, что сейчас богатые люди больше работают, чем прежде. Важно учиться. Но иногда бывает и просто талант: как в анекдоте, за 4 рубля покупаю, за 6 рублей продаю, на эти 2% и живу.

Что будет с рублем?

Рубль будет.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.