wpthemepostegraund

«Я не понимаю логику этих людей, я не из их мира»: BadComedian против российской киноиндустрии

Источник: forbes.ru

Конфликт автора YouTube-канала BadComedian Евгения Баженова и кинокомпании Kinodanz продолжает развиваться. Несколько дней назад блогер сообщил об иске от компании на 1 млн рублей и требовании удалить с канала критический обзор фильма «За гранью реальности», вышедшего в марте 2018 года. А спустя сутки журналист Ксения Собчак предложила сторонам конфликта встретиться за одним столом и обсудить суть претензий. Баженов сообщил Forbes Lifе, что для него инициатива Собчак и готовность Kinodanz к дискуссии оказались сюрпризом: «Для нас это стало огромным удивлением, потому что до этого мы всеми силами пытались наладить контакт — безуспешно».

Представитель Kinodanz, в свою очередь, сообщил, что компания открыта к обсуждению мирового соглашения: «Но для этого необходимо встретиться, а Евгений не находит такой возможности. К нам вчера обратилась Ксения Собчак с предложением устроить встречу и дискуссию в прямом эфире на ее YouTube-площадке, на что мы согласились. Но Баженов отказался встречаться и что-либо обсуждать».

Баженов не впервые сталкивается с попытками давления со стороны героев его обзоров. Еще в 2014-м претензии к блогеру высказывала студия EnjoyMovies. «Мы разошлись миром, с тех пор я делаю обзоры на всех их фильмы и никаких претензий нет», — говорит Баженов. Еще одними недовольными героями оказались создатели фильма «Кавказская пленница-2». После того, как по следам разгромного обзора BadComedian претензии к картине высказал министр культуры России Владимир Мединский, Баженову «позвонил некий человек и сказал, что за такие вещи могут и череп проломить». С тех пор блогер не сталкивался с открытым противодействием — до декабря 2018-го, когда Kinodanz подала иск о нарушении авторских прав (с тех пор Баженов, по его словам, пытался урегулировать претензии в досудебном порядке).

По версии истца, Баженов нарушил авторские права, превысив объем цитирования видеоряда «исходного произведения». При этом в российском законодательстве подобные ограничения не установлены. Сам блогер связал претензии с попыткой цензурирования критики под предлогом защиты авторских прав и обращал внимание на заинтересованность в деле Минкульта. 4 июня директор департамента кинематографии Минкульта Ольга Любимова заявила, что министерство не имеет отношения к иску.

На сторону BadComedian встали тысячи его подписчиков и многие российские знаменитости — Александр Роднянский, Федор Бондарчук, Юрий Дудь, Тина Канделаки и даже часто критикуемый Баженовым режиссер Сарик Андреасян. В результате представители Kinodanz сообщили «Коммерсанту» и подтвердили Forbes Life, что готовы пойти на мировую.

По мнению партнера юридической фирмы «ФБК Право» Александра Ермоленко, дело может прецедентом: если суд встанет на сторону истца, то ему предстоит определить, что такое превышение объема цитирования. «Это также и отраслевой прецедент: попытка крупной (по сравнению с блогером) компании — сильной стороны — защититься жестким способом, наказав на неполиткорректное мнение», — добавляет он.

Поскольку встреча истца и ответчика до сих пор не состоялась, Forbes Life решил выяснить мнение участников процесса о путях выхода из конфликта. А заодно поговорил о перспективах разрешения спора с бывшим сотрудником Kinodanz, экспертом киноиндустрии и юристом.

Евгений Баженов, автор канала BadComedian

«Это или попытка создать судебный прецедент, или задетые чувства»

«Не думаю, что за конфликтом стоит личная обида Владимира Мединского и не хочу в данном контексте вовлекать Минкульт, потому что у меня нет никаких доказательств. Но есть один непреложный факт: Министерство культуры спонсировало фильмы [производства Kinodanz]. И очень грамотно увело фокус общественного мнения, сделав акцент на том, что не имеет никакого отношения к суду. Это не важно — главное, что они спонсируют и поддерживают именно эту студию. А центральный вопрос, который остается без ответа — зачем выделялись деньги на это кино, почему Минкульт нарушил собственные принципы?

С нашей стороны мы предпринимали попытки пойти на мировую: первый раз мы по телефону общались с юристом, представляющим Kinodanz, и нам ответили, что кинокомпания работает не покладая рук — у них нет ни времени ни желания встречаться. Второй раз мы общались уже с представителем кинокомпании на личной встрече, и нам было сказано, что компромиссы невозможны — только удаление ролика и выплата 1 млн рублей. Это было для нас неприемлемо, и все разговоры на этом прекратились.

Глубинная суть конфликта — как я ее вижу — это или попытка создать судебный прецедент, или задетые чувства, которые не утихнут в душе оскорбленных, пока виновник не будет наказан. Я не понимаю логику этих людей, их действия, я не из их мира. Они должны были осознавать, что подобное станет достоянием широкой общественности. Такие методы давления уже не действуют, а люди все еще пытаются решить проблему методами 90-х. Даже если бы кого-то подослали избить меня — это не избавило бы от проблемы моего ролика, который остается в интернете. Я никого не оскорбляю, не задевая самолюбия — просто смеюсь, критикую и использую метафоры, чтобы подчеркнуть бездарность фильма, не переходя на личности.

Я не влияю на сборы, которые и так зачастую отвратительные, поскольку всегда делаю обзор после того, как фильм проходит в прокате. У меня нет миссии уничтожить картину до премьеры, чтобы она не получила ни копейки — люди сами не идут на такие фильмы. Мне нравится делиться своим мнением, а людям нравится его смотреть — этот симбиоз меня вдохновляет.

Теперь, после резонанса последних дней, мы можем спокойно рассчитывать на суд — на то, что он не будет под давлением, мифическим или реальным. Намеки на влиятельных людей просто так не даются, но, возможно, наши опасения были напрасны. Тем не менее, мы решили себя обезопасить и вывести конфликт в общественную плоскость, потому что ситуация становилась напряженной.

Последние дни я постоянно общаюсь с людьми, которые поддерживают меня, многие — и порой влиятельные — пишут лично. Даже не ожидал такого отношения — оно меня удивляет и вдохновляет, но я не буду разглашать, что это за люди. Отдельное большое спасибо моей аудитории, колоссально поддержавшей меня, это оценка моей работы».

Евгений Мелентьев, продюсер Kinodanz

«Мы искренне не считали нужным реагировать на клевету, которая звучала от Баженова»

«Все наши претензии к Евгению Баженову находятся исключительно в экономической плоскости — это нарушение авторских прав и использование контента в интернете, которое не было с нами согласовано. В тот момент, когда Евгений разместил контент — через два месяца после кинотеатрального релиза нашей картины — как раз открывались цифровые права. Это существенно повлияло на онлайн-продажи фильма. Аудитория, которая была потенциально готова заплатить за покупку, посмотрев 30-минутный обзор, принимала отрицательное решение — потому что, в частности, Евгений раскрыл сюжетную линию. Это убивает интерес аудитории и сильно вредит нашей экономической модели. Речь не идет об ограничении свободы слова. Не имеет значения, нравятся нам или нет его высказывания, формат видеороликов.

Мы искренне не считали нужным реагировать на ту клевету и ложь, которая звучала от Евгения Баженова, но история получила резонанс и мы были вынуждены начать комментировать. Мы пострадавшая компания, в отношении которой было нарушено законодательство, использован неправомерно наш видеоконтент. Но ситуация перевернулась до диаметрально противоположной — мы оказались виноватыми, и с этой позицией согласиться не можем. Кроме того, действия Евгения Баженова подрывают полностью экономическую деятельность независимых кинопроизводителей.

Никаких угроз с нашей стороны не было и быть не могло: мы работаем всегда только в правовом поле. Никто из руководства компании с ними не общался, [было только] пятиминутное общение нашего юриста с его представителем для обсуждения мирового соглашения. Предложение Баженова заключалось в отзыве иска и претензий — на это мы согласиться не могли.

В ответ на упрек Баженова о деньгах налогоплательщиков и Минкульте, которые финансирует наши картины, я могу открыть цифры: фильмы «За гранью реальности» и «Танцы насмерть» были профинансированы Минкультом в объеме 6 млн рублей каждый — на эти деньги невозможно снять даже нормальный ролик. Это менее 5% бюджета картины — все остальное составляют частные инвестиции компании и ее партнеров».

Иван Филиппов, телеграм-канал «Запасаемся попкорном», креативный продюсер компании Александра Роднянского AR Films

«Не знаю ни одного случая, когда бы на критиков подавали в суд за «упущенную выгоду»

«Сама постановка вопроса «у нас сорвалась сделка из-за отрицательного отзыва» совершенно абсурдна. Получается, «мы хотели продать кота в мешке, но не вышло». Критики регулярно пишут на самые разные фильмы разгромные рецензии, но я не знаю ни одного случая, когда бы на них за это подавали в суд за «упущенную выгоду».

Люди из индустрии понимают, что отзывы BadComedian на результаты проката напрямую не влияют — он выпускает свои обзоры сильно позже. На репутацию, настроение — да, но не на сборы. Но в ситуации, когда у компании в августе выходит фильм, мне кажется, воевать с популярным блогером как минимум неосмотрительно».

Андрей Русанов, бывший сотрудник компании Kinodanz

«Я не вижу политики в сложившейся ситуации»

«Три года назад я работал в Kinodanz промопродюсером и к моменту релиза фильма «Танцы насмерть» предложил компании связаться с Баженовым, чтобы тот за деньги сделал выпуск об их премьере. Я предложил, пусть и через негативный пиар, воспользоваться аудиторией Баженова, но мою инициативу не поддержали.

Думаю, каналу BadComedian удаются лишь критические ролики, но нельзя отрицать и его заслуг в популяризации кино. Я не вижу политики в сложившейся ситуации, но сложно не замечать, что Баженов обращает особое внимание на фильмы, спонсированные Минкультом. Впрочем, Минкульт для кинопроцесса неизбежен, поскольку частные деньги в кино так и не стали налаженной системой. Бороться с Баженовым и его критикой я считаю делом бессмысленным, скорее, нужно использовать его аудиторию и огласку в своих целях».

Александр Ермоленко, партнер юридической фирмы «ФБК Право»

«В текущем обвинении есть большая доля лукавства»

«С юридической точки зрения ситуация не такая однозначная, как может показаться. Такая формулировка — превышении объема цитирования — представляет дискуссионный вопрос: рамки «дозволенного» не прописаны в законе. Евгению Баженову пытаются предъявить обвинение в плагиате и в коммерческом использовании фильма. Обвинение притянуто за уши, поскольку его бизнес — блог, зарабатывает не на показе, а на анализе фильмов, он продает остро и красиво оформленное мнение, свою точку зрения — и люди смотрят его видео по поводу кинофильмов. Это выглядит как попытка обвинить автомобилиста в пересечении двойной сплошной, которую он коснулся одни колесом.

Поэтому в текущем обвинении есть большая доля лукавства. Мы видим желание наказать человека за критическое мнение под предлогом преследования за плагиат. В данном случае эта конструкция не совсем добросовестная, так как претензии у компании именно репутационного характера — и логичнее было бы подавать иск о защите чести и репутации».

10 самых перспективных молодых звезд новых медиа

1 из 10

DR

2 из 10

DR

3 из 10

4 из 10

DR

5 из 10

DR

6 из 10

DR

7 из 10

DR

8 из 10

DR

9 из 10

DR

10 из 10

DR

Татьяна Мингалимова, 24 года, «вДудь» / «Нежный редактор»

После школы Татьяна поступила в Московский институт телевидения и радиовещания «Останкино» (МИТРО). Во время учебы начала работать на «Матч ТВ» в шоу «Культ тура», которое вели Юрий Дудь, Евгений Савин и Сергей Шнуров. На телеканале также участвовала в запуске «Передачи без адреса» с Артемом Нечаевым. В 2016-м Дудь пригласил Мингалимову в команду своего YouTube-канала «вДудь», который быстро превратился в один из хитов русскоязычного сегмента платформы. В 2017-м Татьяна запустила на YouTube собственное шоу «Нежный редактор». Формат похож — подробные интервью с героями поп-культуры. Главное отличие от «вДудя» — гендерный состав гостей: в шоу к Мингалимовой обычно приходят известные женщины. У канала «Нежный редактор» уже более 450 тысяч подписчиков и около 43 млн просмотров.

Иван Сурвилло, 19 лет, «Интервью о личном» / The Village

Специальный корреспондент портала The Village Сурвилло — яркий пример новых standalone-медиа, только вместо привычной модели блога он выбрал переживающую ренессанс форму персональной рассылки. В письмах подписчикам Иван делится собственными мыслями, а еще берет интервью у лидеров мнений — обычно в их роли выступают старшие коллеги по медийному цеху. Именно проект «Интервью о личном» — главный бренд Сурвилло, благодаря которому интерес к рассылке постоянно растет. По утверждению автора, его письма получают уже более 55 000 человек, большинство из которых не просто пассивно наблюдают за корреспонденцией, но и читают тексты.

Ольга Саксон, 25 лет, Twitch

Выпускница Московского государственного университета приборостроения и информатики, Саксон начинала карьеру сервисным представителем в фармкомпании, но настоящее призвание нашла в стриминге видеоигр. Первую трансляцию игры Hearthstone на платформе Twitch она запустила в 2015 году, а позже переключилась на формат разговорных шоу. Аудитория стримов Саксон — 3000-4000 человек, она регулярно входит в топ-30 самых популярных стримеров русскоязычного сегмента Twitch.

Настя Ивлеева, 28 лет, блогер / телеведущая

В 2013 году Настя Ивлеева стала известна как Instagram-блогер – ее короткие юмористические скетчи быстро собрали внушительную аудиторию. В 2016-м успехи блогера заметили на телевидении: сначала ее пригласили вести шоу «Можно все» на телеканале «Ю», а затем – «Орла и решку» на «Пятнице!» (из последней программы она ушла в конце 2018-го). В прошлом году Ивлеева запустила собственное YouTube-шоу, на которое уже подписались более 2,4 млн пользователей. Также она продолжает расти в Instagram — на платформе у нее 11 млн подписчиков. Для главного разговорного YouTube-шоу «вДудь» выпуск с Ивлеевой остается самым популярным — у интервью уже 23 млн просмотров.

Адэль Мифтахова, 26 лет, Don’t touch my face

Петрофизик по образованию Адэль стала одним из флагманов растущего сегмента бьюти-блогов и Telegram-каналов. У нее около 30 тыс. подписчиков в Instagram и вдвое больше — в мессенджере Павла Дурова. Мифтахова не просто тестирует новинки, но и рассказывает об ингредиентах, а также объясняет их действие с химической точки зрения. На основе любимых масел Адэль Organic Kitchen выпустила гидрофильный бальзам для снятия макияжа. А в дуэте с блогером и редактором Машей Ворслав Мифтахова в прошлом году выпустила книгу «Нормально о косметике».

Павел Красовицкий, 25 лет, «История будущего»

Выпускник истфака МГУ Красовицкий — один из ключевых членов команды Михаила Зыгаря, известного журналиста и автора исторических бестселлеров и мультимедийных проектов. В студии Зыгаря «История будущего», которая разрабатывает сайты, приложения и снимает анимационные фильмы в экспериментальных форматах, Павел отвечает за поиск и проверку релевантной информации. На выходе получаются, например, масштабный документальный сериал для смартфонов «Проект 1968» или многослойная хроника начала XX века «Империя должна умереть».

Никита Могутин, 30 лет, Mash / Baza

Выходец из команды основателя News Media Арама Габрелянова Могутин одним из первых распознал перспективы развития медийных проектов внутри социальных сетей и сервисов. В итоге основанный им новостной паблик Mash на сегодня аккумулировал аудиторию в 1,2 млн подписчиков во «ВКонтакте» и более 500 000 — в Telegram. Могутин в прошлом году оставил свое детище и вместе с командой других экс-сотрудников Mash и Life запустил новостной проект Baza, специализирующийся на расследованиях. Главный канал дистрибуции для Baza — все тот же Telegram.

Григорий Пророков, 29 лет, Blitz and Chips

Григорий Пророков — один из пионеров стремительно набирающей обороты индустрии подкастов. В прошлом журналист Lookatme, «Афиши» и ТНТ, с середины 2010-х он развивает проект Blitz and Chips. Обстоятельные обсуждения феноменов поп-культуры привлекают все больше аудитории: ежемесячная аудитория подкаста — порядка 20 000 человек. Пророков также ведет YouTube-блог и несколько новых шоу в аудиоформате. Деньги от слушателей он привлекает посредством платформы Patreon: у Blitz and Chips более 200 жертвователей-«патронов», которые ежемесячно финансируют медиа Пророкова в объеме около $600.

Алексей Савко, 22 года, TikTok

«Тиктокеры» — пока мало кому знакомое, но очень перспективное слово: так называют себя пользователи китайского мобильного приложения TikTok, которое уже обогнало Facebook и Viber по показателю среднего времени, проведенного внутри сервиса. Большая часть аудитории проекта (а это уже более 500 млн пользователей!) — подростки и дети. В TikTok они снимают короткие ролики — поют, танцуют и дурачатся — а после подписываются друг на друга и формируют соцсеть нового поколения. Савко — один из самых популярных русскоязычных «тиктокеров»: актер по образованию, в 2018-м уроженец белорусского Гродно перебрался в Москву и сосредоточился на развитии аккаунта в приложении. За скетчами, в которых он обычно иронизирует над своим ростом (136,6 см), следят уже 2,6 млн подписчиков.

Мария Командная, 30 лет, блогер / телеведущая

Бывшая ведущая «НТВ Плюс», «России 2» и «Матч ТВ» в 2017-м Мария Командная ушла с российского телевидения, чтобы на время чемпионата мира по футболу присоединиться к команде американского вещательного гиганта FOX Sports. Кроме того, в декабре 2017-го вместе с легендарным футболистом Гарри Линекером журналистка провела церемонию жеребьевки турнира. Командная также руководила сайтом о здоровом образе жизни The Challenger, а с конца прошлого года развивает собственный YouTube-канал Commandos.

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.