wpthemepostegraund

Как цифровая трансформация изменит рынок труда в России

Источник: forbes.ru

В ближайшие годы российскую экономику ждут серьезные изменения. Множество бизнесов и компаний прекратят свое существование, другие потеряют прибыльность и на их место заступят совершенно новые игроки. Самый серьезный удар придется по рынку труда. Причина тому — новые технологии. Сейчас в мире живет 7 миллиардов человек, из них примерно 3,5 миллиарда — это трудоспособное население старше 15 лет. А рабочие места существуют только для 1,2 миллиарда. Мы стоим на пороге самой крупной безработицы в истории человечества. Чтобы выжить, приспосабливаться придется всем: государству, частным компаниями и самим работникам.

На начало 2018 года уровень безработицы в России составлял всего 5,2%. Это около 4 миллионов человек. На первый взгляд кажется, что цифры довольно низкие. Но это только официально охваченное население, вставшее на учет. Более показательными являются цифры самозанятости. По разным оценкам от 15 до 22 миллионов россиян находят себе оплачиваемое занятие вне государственного или «белого» коммерческого сектора. Это репетиторы, няни, арендодатели-рантье в крупных городах, собиратели грибов и ягод — огромный теневой сектор, главным образом в сфере услуг.

Многие россияне живут в дотационных регионах, где главный источник доходов — пенсия их родителей и какие-то социальные пособия. Они не регистрируются на бирже труда, так как это просто бесполезно, а потому не попадают в официальную статистику. Получается, что если мы возьмем максимальные оценки, то уже сейчас 26-30 из 75 миллионов трудоспособных жителей России находится вне легального рынка труда. И ситуация эта будет только ухудшаться.

Цифровая трансформация и безработица

Главный экономический тренд нынешний эпохи — цифровая трансформация бизнеса. Долгое время под этим термином понимали исключительно перевод и хранение в цифровом формате традиционных форм данных, а также переход медиа с «аналоговых» носителей в онлайн. Сейчас цифровая трансформация пошла дальше. Теперь технологии интенсивно внедряются во все сферы бизнеса и классические индустрии, до этого не менявшиеся десятилетиями. Влияет она также на рынок труда: из недавнего доклада WEF следует, что в ближайшем будущем «роботы» уничтожат в мире больше 75 млн рабочих мест, хоть и создадут 133 млн новых.

В основе цифровой трансформации лежат несколько ключевых технологий: искусственный интеллект; роботизация промышленности и бизнес-процессов; многоканальный сбор больших данных, их анализ и применение на их основе инструментов поведенческой экономики — как для предугадывания и удовлетворения спроса и желаний потребителей, так и активного их формирования.

Существует еще два фактора. Во-первых, это гаджетизация и мобильность — львиная доля потребителей сейчас имеют смартфоны и другие гаджеты. Соответственно изменяется и потребление — медиа (не так давно количество просмотров роликов на YouTube с мобильных устройств опередило число просмотров с десктопов), услуг и товаров. Навстречу «мобилизации» потребителей идут компании-платформы. Это совершенно новая бизнес-модель, которая связывает конечных потребителей с поставщиками, чаще всего через какой-то интерфейс, например, мобильное приложение.

Что делать работникам

Сейчас каждый должен уяснить, что таких понятий как «профессия», «стабильная занятость», «карьера» в классическом понимании этого слова уже нет. И больше никогда не будет. Причем от квалификации сотрудника это не зависит. Есть примеры, когда бывший частный охранник стал системным администратором, полностью и радикально сменив профиль деятельности. А есть примеры, когда инвестиционные банкиры годами сидят без работы, потому что в России практически не осталось инвестиционных банков, но они продолжают надеяться на чудо.

Общая закономерность следующая. Для «синих воротничков» количество рабочих мест сократилось примерно на 20%. Ниш для низкоквалифицированных работников все меньше, а потому им все труднее заработать свои деньги. Среди «белых воротничков» произошло перераспределение. Как и у «синих», количество рабочих мест также сократилось на 20%, но взамен исчезнувшим пришли новые. Статус кво примерно сохранился, однако ситуация потребовала от многих людей переучиваться, получить второе высшее образование и в целом не сидеть на ровном месте. Поэтому ключевой навык сейчас — это постоянное самообразование и получение новых компетенций, создание их гибкого набора, позволяющего приспособиться к любым изменениям.

Параллельно возник и расширился так называемый «креативный класс». Это люди, создающие культурный, интеллектуальный и символический капитал — художники, дизайнеры, писатели, журналисты, ученые и преподаватели. Многие государства сейчас интенсивно наращивают свой «креативный класс», так как он является локомотивом для общего экономического роста. В Сингапуре таких людей в настоящий момент более 50%, в России около 20-25%, но по факту не больше 5-7%, так как только эта доля владеет английским языком. А без его знания невозможно быть встроенным в мировые тренды, а значит и являться частью всемирного «креативного класса».

Что делать бизнесу

Всем компаниям предстоит сделать одно и то же. Во-первых, посмотреть каков средний уровень цифровизации в их индустрии и понять, насколько они ему соответствуют. Приближаются ли они к лидерам или же серьезно отстают. После этого руководителям компании нужно ответить себе на простой вопрос: «Приведет ли цифровизация моей индустрии к потере выручки компании, если не предпринять каких-то шагов?». Интересно, что Массачусетский технологический университет регулярно проводит опрос CEO, задавая именно этот вопрос. Три года назад только 10% отвечали на него утвердительно. В этом году 70% CEO считают, что платформы и экосистемы отнимут у них до 30% выручки.

Здесь всегда работает следующая схема. Ее можно использовать как совокупность индикаторов. Сначала у компании падают продажи. Руководству необходимо выяснить, упали продажи только у них или у конкурентов тоже? Затем падает прибыльность. Фирма пытается снижать издержки, однако это не помогает. Наступает финансовый коллапс. Уже первый индикатор — падение всего рынка — говорит, что с текущей бизнес-моделью что-то не так.

Другой аспект, на который компаниям необходимо обратить внимание — это производительность труда. Чаще всего она напрямую связана с цифровизацией. Хороший пример можно привести из нашей автомобильной отрасли. Еще в 2000-х уровень производительности труда в автоотрасли составлял в России $30 000 на человека. В Китае тогда же — $150 000. А в мире — $300 000—$500 000. В общем, такие показатели российского рынка означали полную неконкурентоспособность на глобальном уровне.

Решением проблемы стали массовые сокращения. Так, на ГАЗе из 120 000 работников уволили 30 000. Но сокращения — только первый шаг. Необходимо переучить других сотрудников, а также найти новых, способных работать по современным технологиям.

Кстати, автомобильная промышленность (а также все связанные с ней сопутствующие индустрии) — одна из двух отраслей, по которым цифровизация ударит сильнее всего. В автомобиле сотни деталей. А в электромобиле Tesla всего 70! Чтобы его собрать, нужно меньше времени и почти не требуется ручного труда. В нем не надо менять масло. Нет необходимости в многочисленных производствах и складах автозапчастей. Умрет большинство автомастерских, сервисных центров, автозаправок. Tesla почти полностью собирается роботами уже сейчас.

Вторая отрасль — строительство, в том числе дорог. Строительство долгое время было самой консервативной индустрией. Везде производительность труда росла, а в строительстве, наоборот, падала. Но сейчас ситуация меняется и тут. Две технологии, не так давно получившие широкое распространение, уже серьезно изменили способы ведения бизнеса в этой отрасли. Это префабрикация (и примыкающая к ней 3D-печать) и информационное моделирование здания.

Префабрикация позволяет быстро собирать любые здания из готовых деталей, как конструктор. Детали можно делать как на заводе железобетонных изделий, так и печатать на 3D-принтере. Цифровое моделирование позволяет найти ошибки архитекторов еще на стадии проекта, заметно сэкономить время, ресурсы и рабочую силу.

С моей точки зрения, именно строительным компаниям и автоиндустрии в ближайшее время придется или максимально быстро адаптироваться к изменениям, или же принять неизбежное и уйти с рынка навсегда. Как и всем, кто не готов меняться уже сегодня. Выбор только за лидерами.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.