wpthemepostegraund

Как остаться на трубе? Стратегия России на газовом рынке

Источник: forbes.ru

Начало апреля стало горячим для российской газовой отрасли. В стране начинается жесткая дискуссия о том, как будет выглядеть долгосрочная экспортная стратегия страны. В ближайшие пару лет будут завершены мегастройки «Газпрома» и заработают новые трубопроводы для экспорта газа в Европу и Китай. Есть соблазн оставить «как есть» этот хорошо отлаженный механизм, ведь свыше 200 млрд куб. м экспорта в Европу — это много, да еще будет потихоньку добавляться Китай. Но потенциал открывающихся возможностей гораздо шире. С помощью СПГ у России появляется уникальная возможность не только остаться крупнейшим поставщиком на своих традиционных рынках, но и стать по-настоящему глобальным газовым игроком.

Обогнать Катар

Благодаря запуску «Ямал СПГ» рыночная доля России на мировом рынке сжиженного газа в этом году составит 8%, удвоившись с тех времен, когда единственным крупнотоннажным экспортером российского СПГ на рынки Северо-Восточной Азии была компания Sakhalin Energy. А в феврале этого года Россия вдобавок к титулу крупнейшего поставщика трубопроводного газа стала главным экспортером СПГ на европейский рынок. Такие традиционные мощные поставщики, как Катар, Алжир, Нигерия или амбициозный «новичок» США, остались позади. В январе и марте 2019 года Россия удерживала второе место по объемам поставок СПГ в Европу.

Конечно, с падением цен на европейских спотовых площадках усиливается и конкуренция трубопроводного газа «Газпрома» с СПГ. Но, что важно, не с российским СПГ, а с безымянным сжиженным газом с мировых рынков. На месте СПГ с Ямала мог с легкостью оказаться сжиженный газ из Катара или тех же США. То, что сейчас сюда приходит газ с завода «Ямал СПГ», — знак высокой конкурентоспособности российского СПГ на самом конкурентном, пожалуй, газовом рынке мира.

Инь и ян российской экспортной стратегии

В последние месяцы Россия отбирала долю как у традиционных поставщиков СПГ, так и, например, у США, которые в последнее время крайне активны в продвижении в Европе своего СПГ. Анонсированная президентом Дональдом Трампом стратегия энергетического доминирования — это полноценное направление внешней политики, дающее результаты. Еще в январе США были крупнейшим поставщиком СПГ в Европу. Однако и в феврале, и в марте американские объемы снижались на фоне роста поставок СПГ «Новатэка». И это очень важный для России момент. Конечно, если вступать с конкурентами в ценовую войну, то «Газпром», демпингуя, может легко выдавить любого поставщика. Однако, как оказалось, демпинговать по трубе не надо — российский сжиженный газ отлично конкурирует с другими экспортерами СПГ.

Прямой конкуренции между поставками СПГ с Ямала и трубопроводным газом «Газпрома» нет: обе формы экспорта российского газа могут хорошо дополнять друг друга. Для «Газпрома» сейчас основные точки роста — это Германия (приемные СПГ-терминалы сегодня отсутствуют), Австрия, ряд Балканских стран и Центральной Европы. Для «Ямал СПГ» — Бельгия (нет контракта «Газпрома»), Великобритания (газ «Газпрома» туда не доходит физически, а в отчетности отражаются поставки в континентальную Европу), Испания («Газпром» не поставляет). Кстати, по итогам прошлого года на всех европейских рынках (кроме Великобритании), куда «Новатэк» поставил СПГ, наблюдался рост поставок «Газпрома», и на некоторых весьма существенный. Ну а когда полностью заработают долгосрочные контракты «Новатэка» (сейчас большая часть отгружается на споте), стоит ожидать перенаправления объемов СПГ в Азию.

Закат Европы

Европейский газовый рынок сегодня уже совсем не такой, как десять лет назад. Больше никто не говорит о «золотом веке газа» в Европе. Пессимисты предрекают грядущий закат европейской газовой отрасли, но даже оптимисты уже не говорят о рассвете. Крупнейшие экономики Европы — Германия, Франция, Великобритания, Нидерланды — твердо настроены выполнить нормативы Парижского соглашения по климату. А для этого они будут декарбонизировать уже не только уголь, но и газ. Экспортеры уже не смогут поставлять «просто природный газ», будут необходимы «зеленые сертификаты», развитие водородной программы. Конечно, в Европе будет падать собственная добыча, но каким будет спрос на газ? Существующие прогнозы дают от 300 млрд до 500 млрд куб. м к 2040 году. И очень вероятно, что реальные цифры окажутся ближе не к верхней границе.

На этом фоне России необходимо выходить на новые рынки и ниши, не покрытые сегодня трубопроводными поставками. Обладая уникальными запасами природного газа, стране жизненно важно диверсифицировать риски, создав экспортную инфраструктуру, не завязанную на определенные регионы.

Для успешной конкуренции с зарубежными поставщиками необходимо сотрудничество и координация работы национальных игроков. В США компании с разными стратегиями, являющиеся конкурентами, совместно активно лоббируют свои проекты, что находит поддержку на государственном уровне во время европейских road-show американских чиновников. «Газпром» и «Новатэк» также могут координировать свои экспортные подходы, использовать различные механизмы «свопов» трубопроводного газа на СПГ и наоборот. Это позволит не «отъедать» друг у друга объемы, а наращивать поставки и рыночную долю. Как мы писали в нашем прошлогоднем исследовании по СПГ, на меняющемся рынке СПГ России для успеха нужно на сто процентов и даже больше использовать такие качества, как адаптивность, креативность, скорость принятия решений.

Вне политики

Сейчас для европейских политиков газ — это не просто энергоноситель, но и политически окрашенная субстанция. В Европе существует негласная жесткая политическая установка более не увеличивать долю «Газпрома». Та же Польша — старейший для России рынок — вполне официально взяла курс на отказ от перезаключения контракта с «Газпромом» после 2022 года (а речь идет о 10 млрд куб. м в год). Одновременно Польша расширяет мощности своего приемного терминала СПГ.

Опасения некоторых стран при поставках трубопроводного газа «Газпрома» (страны-члены ЕС должны согласовывать с Брюсселем контракты, если их объемы превышают 40% от внутреннего потребления) в случае поставок СПГ оказываются беспочвенными. СПГ как «гибкая труба» может быть поставлен на любые рынки. Не так давно на фоне очередных санкций российский СПГ приходил в порт Бостона или на британские терминалы. Учитывая недозагруженные мощности европейских приемных терминалов, российский газ в сжиженной форме воспринимается не как угроза, а просто как один из источников диверсифицированного энергоснабжения.

Реализация планов

Планы российских компаний на сектор СПГ масштабны. Добавление четвертой очереди «Ямал СПГ», а также среднетоннажных СПГ-производств в Высоцке и потенциально завода «Газпрома» в районе КС «Портовая» (в случае, если поставки с него будут осуществляться и на экспорт) позволят стабилизировать рыночную долю России до 2023-2026 годов, после чего она начнет расти на волне введения в эксплуатацию проектов «Газпрома» («Балтийский СПГ», третья очередь «Сахалина-2») и «Новатэка» («Арктик СПГ-2» и «Арктик СПГ-3»). Если эти проекты будут реализованы, то к концу 2020-х годов российские проекты совокупно дадут свыше 80 млн т СПГ, или 110 млрд куб. м.

Благодаря СПГ у России появились новые инструменты для работы на глобальных газовых рынках, в том числе в Европе. Эти инструменты могут помочь не только нарастить поставки и открыть новые рынки, но и снизить градус политизированности вокруг российского газового экспорта. У страны появляется возможность использовать потенциал для монетизации гигантских газовых ресурсов с помощью двух каналов — трубы и СПГ — в разных частях света. Для того чтобы преуспеть в этом, национальным игрокам необходимо выстраивать синергию между СПГ и трубопроводным газом, максимизируя конкурентные преимущества каждого, сотрудничать по новым СПГ-проектам и не пытаться выстроить барьеры ради краткосрочных выгод. Иначе успех на внешних рынках может оказаться недолгим.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.