wpthemepostegraund

Как семья миллиардера Тимченко создала лучший благотворительный фонд России по версии Forbes

Источник: forbes.ru

В 2007 году недалеко от деревни Войсковицы Ленинградской области в поле выросли двухэтажные дома — дуплексы с красными крышами. Благотворительный фонд «Ключ» по личной инициативе бизнесмена Геннадия Тимченко построил городок «Надежда». В 20 квартирах новых домов поселились 20 семей c приемными детьми.

Семья Тимченко начала заниматься благотворительностью еще в 1990-е годы. Ксения Франк, младшая дочь Елены и Геннадия Тимченко, председатель наблюдательного совета Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко, вспоминает: «Мне было восемь или девять лет, когда маме рассказали про петербургский дом ребенка. И мама много раз брала меня туда с собой. Наверное, чтобы я понимала, чем она занимается, почему это важно». Окончив Эдинбургский университет и бизнес-школу INSEAD, Франк вернулась в Россию и включилась в филантропические проекты семьи.

В 2010 году семья решила создать фонд для системной и профессиональной помощи, тогда же нашли генерального директора: им стала Мария Морозова, до этого работавшая в консалтинге, а позже — в представительстве британского фонда Partners in Hope. Елена Тимченко и Ксения Франк много консультировались с экспертами, Ксения и Мария Морозова окончили школу фондов CAF (Charities Aid Foundation). Совещания с Геннадием Тимченко проходили реже, но дома, по словам Ксении, с отцом много обсуждали этот семейный проект. Первые три года фонд назывался «Ладога». «Учредители не были склонны афишировать свое участие, — говорит Морозова. — Фонд был создан не для того, чтобы с помощью благотворительности заниматься пиаром семьи Тимченко и поддерживать репутацию. У фонда другие задачи». Однако в сентябре 2013 года учредители решили дать фонду свои имена, и «Ладога» превратилась в Благотворительный фонд Елены и Геннадия Тимченко.

В 2014 году у фонда сформировалась стратегия основных программ: спорт, дети, пожилые люди и культура. Такой выбор не случаен. Геннадий поддерживает хоккей, Елена следит за проектами для старшего поколения, а Ксения — за детским направлением. И все трое сходятся на том, что нужно помогать там, где мало ресурсов, но есть предпосылки для перемен. Так появилась еще одна программа — социокультурное развитие малых территорий. «Основатели и команда фонда Тимченко верят, что жизнь в России можно и нужно делать лучше для людей не самых заметных: пожилых в провинции, семей с проблемами, играющих в дворовый хоккей ребят, — говорит Мария Черток, директор фонда поддержки и развития филантропии «КАФ». — И осознанно поддерживают тех, кто становится их союзниками по поиску эффективных способов улучшения ситуации».

«Фонд — это дорогостоящий инструмент, — говорит Ксения, — нужен юрист, бухгалтер, директор». Не эффективнее ли отдавать деньги напрямую нуждающимся? История городка приемных семей «Надежда» показала, что адресная помощь может быть неэффективной. После переезда семей в новые дома стало очевидно, что недостаточно просто дать жилье — нужно профессиональное сопровождение, помощь психологов и экспертов. В итоге работу скорректировали, сейчас такие городки существуют уже в трех регионах, и фонд передает их в управление региональным структурам.

Оценка эффективности проектов — важная составляющая стратегии. В фонде оценивают самих себя, программы, благополучателей: просят обратную связь, опрашивают людей, организации. «Легче всего в благотворительности убедить себя, что ты делаешь доброе дело, — рассуждает Франк. — Но есть ли действительная польза? Надо всегда задавать себе этот вопрос».

Любая программа фонда начинается с исследования. Когда фонд разрабатывал проект помощи пожилым людям, их главной проблемой считали бедность. Но после консультаций с экспертами и разговоров с самими пожилыми людьми выяснилось, что самое важное для них — избавиться от одиночества и чувства невостребованности. В 2010 году фонд объявил первый конкурс грантов на проекты для старшего поколения, победителями стали курсы компьютерной грамотности, любительские хоры, мастерские. Сейчас таких инициатив все больше, и в фонде увидели новый запрос — на community care, заботу друг о друге в местном сообществе. «Нам важно заниматься тем, для чего еще нет отлаженных механизмов», — говорит Франк.

Значительная часть работы фонда — это грантовые конкурсы. «Этот механизм позволяет выявить и поддержать наиболее активных людей с интересными проектами, — говорит Морозова. — Фонд не может делать все. Мы предпочитаем находить сильных партнеров в регионах и через них выстраивать систему управления проектами. Мы никогда сами так хорошо не почувствуем специфику отдельных регионов и организаций». Только за 2018 год фонд выдал гранты 520 проектам. Некоторые гранты подразумевают поддержку в течение трех лет, причем не только финансирование, но также образовательную и экспертную помощь.

Один из победителей конкурса в программе «Семья и дети» — московский фонд «Дети наши» — на грант фонда Тимченко в 2018 году вел проект по восстановлению кровных связей детей в детских домах Смоленской области и сделал исследование о жизни выпускников детских домов в учреждении и после выпуска. На стажировку в фонд приезжали сотрудники детских домов из Лесосибирска и Хабаровска, команда фонда выезжала на семинары в Уфу и Санкт-Петербург. По словам директора фонда «Дети наши» Варвары Пензовой, фонд Тимченко — один из немногих частных фондов, который стал заниматься темой сиротства профессионально. «Фонд пригласил сильных экспертов в команду, они стали делать то, что до них никто не делал, взяли на себя сложные задачи. Фонд Тимченко стал серьезно развивать сектор НКО, которые работают с сиротами», — рассказывает Пензова. Директор Лесосибирского детского дома Мария Темботова говорит, что после стажировки в фонде «Дети наши» они стали менять работу с кровными семьями воспитанников детских домов. В итоге 20 семей получили поддержку, шесть детей вернулись в семьи.

С ноября 2018 года Ксения Франк вошла в Совет при Президенте РФ по реализации государственной политики в сфере защиты семьи и детей. «То, что нас пригласили, означает признание важности нашей работы», — говорит Франк. На последнем заседании обсуждали в том числе недостатки системы по работе с кровными семьями детей. В феврале 2019 года фонд собрал на стратегический семинар в Москве около 60 профессиональных организаций. За три года программы 700 детей попали в приемные семьи, 299 детей вернулись к родственникам.

Геннадий Тимченко увлекается хоккеем, поэтому фонд его семьи решил посмотреть, что происходит с детским хоккеем в регионах. И начал поддерживать не профессиональный, а любительский, дворовый хоккей. «Наша задача — не выращивание чемпионов, а социальный эффект этого спорта в отдаленных территориях», — говорит Морозова. Так в 2012 году появился проект «Добрый лед» — грантовый конкурс для развития детского дворового хоккея, в рамках которого проходит всероссийский турнир детских хоккейных команд. Всего во всероссийских соревнованиях «Кубок Добрый лед — 2019» принимают участие почти 90 команд из 17 регионов. В 2013 году добавилась тема детского следж-хоккея (на санях для людей с инвалидностью), которого раньше не было в России. В 2016 году при поддержке фонда была основана детская следж-хоккейная лига, сейчас в ней 10 команд.

«Мы редко строим хоккейные коробки, — говорит Мария Морозова. — Мы убеждены, что инфраструктура важна, но люди важнее. Лучше вкладываться в людей, в их развитие, образование, объединение. Иначе инфраструктура не будет использоваться, и деньги будут зарыты в землю». Поддержка хоккея — это программы по обучению тренеров, система турниров, гранты на конкурсной основе небольшим командам. За последние три года 1220 тренеров прошли обучение и более 55 000 детей приняли участие в соревнованиях.

Вторая важная часть программы «Спорт» — «Мир шахмат», фонд поддерживает работу национальной шахматной школы, шахматные турниры, в том числе турнир «Белая ладья».

Тотьма — городок в 215 км от Вологды, медвежий угол. Но в последние годы туристов в Тотьме стало заметно больше. И не только потому, что город хорошо сохранился, местные храмы похожи на корабли, а рядом проходит трасса из Вологды в Великий Устюг — в городке с 10 000 жителей открылось шесть новых гостиниц и хостелов, а в музеях за год бывает около 70 000 человек.

Началось все в 2014 году, когда 22-летнему директору местного музейного объединения Алексею Новоселову сказали, что в кризис нужно искать средства на стороне. Новоселов подал заявку на грант и получил его, это был конкурс «Культурная мозаика малых городов и сел» фонда Тимченко. В первый раз он получил 650 000 рублей на создание городского туристического маршрута «Кольцо исторической памяти», а после — трехлетний грант на 2,05 млн рублей на развитие творческого пространства «АнтреСОЛЬ», создание Фонда развития общественных инициатив «Соль земли» и обустройство «Культурного Q-ARTала». Кроме денег Новоселов и его команда получили доступ к знаниям, возможность ездить на стажировки и работать с экспертами. «Это было лучшее, что с нами произошло за эти годы, — говорит Новоселов. — Фонд Тимченко очень мощно нас прокачал. Культурное проектирование, фандрайзинг, проектная деятельность — это был очень полезный курс, он гораздо ценнее, чем деньги. Никто раньше не предлагал нам такой возможности». В Тотьме научились создавать проекты и находить средства: за пять лет привлекли 18 млн рублей из разных источников, в том числе 10 млн рублей от Фонда Владимира Потанина в 2018 году. В итоге в музее церковной старины и мемориальном музее Н. М. Рубцова обновили экспозиции, в краеведческом музее cоздали интерактивный отдел, посвященный палеонтологии. В городе ставят спектакли в анфиладах музейных залов, проводят фокус-группы, квесты.

1 из 9

Анастасия Руденко для Forbes

2 из 9

Анастасия Руденко для Forbes

3 из 9

Анастасия Руденко для Forbes

4 из 9

Анастасия Руденко для Forbes

5 из 9

Анастасия Руденко для Forbes

6 из 9

Анастасия Руденко для Forbes

7 из 9

Анастасия Руденко для Forbes

8 из 9

Анастасия Руденко для Forbes

9 из 9

Анастасия Руденко для Forbes

Арт-объект «Резное окно» на берегу Сухоны, выполненный в рамках конкурса «Культурный город» при поддержке фонда Тимченко

Церкви в Тотьме строили на деньги купцов, хорошо сохранились лишь пять, все в стиле «тотемского барокко». На фото — вид с колокольни Входоиерусалимского храма.

Творческое пространство «Антресоль« — первое в Тотьме место с бесплатным Wi-Fi  — открылось в 2015-м, с тех пор туристов в городе стало на 25% больше.

В музейной зоне «Антресоли» представлен макет рассолоподъемной трубы, в центральной части проводят семинары и кинопоказы.

Благодаря проекту «Кольцо исторической памяти», получившему грант на 650 000 рублей от фонда Тимченко, на зданиях Тотьмы появились таблички с историческими названиями улиц.

В Тотьме работают шесть музеев, на экскурсии в Краеведческом музее ждут и горожан (на фото пенсионеры клуба ЗОЖ «Энергия»), и туристов.

Помимо грантов от фонда Тимченко разные организации Тотьмы получали и другую помощь. К примеру, в 2018-м фонд «Соль земли» получил 10 млн рублей от фонда Потанина.

В послевоенные годы и до 1986-го во Входоиерусалимском храме располагался винзавод, теперь на нижнем этаже открыт музей мореходов.

Тотьма старше Москвы на 10 лет, к 972-му Дню рождения городок насчитывает почти 10 000 жителей. В 2018-м его признали одним из самых красивых в России.

«Когда мы задумались о помощи малым городам и селам, все нам говорили, что такой проект не нужен, что оттуда все уезжают, активных людей не остается, никакой перспективы нет», — вспоминает Морозова. В итоге на первый конкурс фонд получил 2500 заявок. Всероссийские грантовые конкурсы «Культурная мозаика малых городов и сел» проводятся с 2014 года для сел и городов с населением меньше 50 000 человек, 327 проектов из 65 регионов России получили поддержку в размере более 160 млн рублей.

Один из проектов фонда Тимченко — восстановление аутентичного производства выпаривания соли в городе Кемь. На берегу Белого моря построили солеварню и наладили ручное производство cоли, придумали упаковку: глиняные горшочки делают в cоседнем Олонце, а берестяные туески — в Кеми. Производят пищевую и косметическую соль, а также соль с добавками: с ягелем, фукусом, пижмой. Cоль привозили на гастрономическую выставку в Турине и наладили поставки в несколько ресторанов высокой кухни.

Про фонд Тимченко уже знает и третье поколение семьи. Ксения Франк часто обсуждает со старшим, шестилетним сыном свою работу. «Очень важно вовлекать в благотворительность детей, как когда-то моя мама вовлекала меня», — говорит Франк. После одного из таких разговоров сын сказал, что на школьной ярмарке будет продавать горячий шоколад и все деньги, которые соберет, отдаст в фонд.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.