wpthemepostegraund

Команда молодости. Зачем бизнес вкладывается в образование школьников

Источник: forbes.ru

Шестнадцатилетнему Егору не терпелось начать работать. Школьник, страстно увлеченный программированием, пытался устроиться на стажировку в несколько технологических компаний, но получал отказ из-за своего юного возраста. В сентябре прошлого года он оказался в числе слушателей курса «Тинькофф банка» «Алгоритмы и структуры данных» и в феврале стал частью команды банка по автоматизации тестирования Java.

Это не единственный случай, когда школьник наравне со студентами успешно справляется с вступительными испытаниями стажерской программы и попадает на позицию разработчика или аналитика, говорит Екатерина Шестимерова, руководитель отдела образовательных программ «Тинькофф банка». Возраст накладывает ограничения лишь по времени работы — до достижения совершеннолетия молодые сотрудники не могут проводить в компании больше 20 часов в неделю.

«Тинькофф банк» начал работать со школьниками летом 2018 года, запустив три бесплатные образовательные программы: «Олимпиадная математика» для учеников 5-11 классов, «Алгоритмы и структуры данных» для ребят постарше — из 8-11 классов, и «Машинное и глубокое обучение» для старшеклассников. До этого компания работала с молодежью на уровне студентов: у банка есть кафедра и лаборатория в МФТИ и МГУ и своя финтех-школа — курсы для разработчиков по 14 направлениям. «Наша цель — это подготовка специалистов для себя и поиск звездных студентов, при этом нанимаем мы примерно 10-15% выпускников со студенческих проектов, остальные приносят пользу в других компаниях», — объясняет Шестимерова. Объем инвестиций в новый образовательный проект она не раскрывает, в качестве основных статей расходов называет оплату труда преподавателей и разработку курсов и образовательной платформы (занятия ведутся очно и онлайн).

Образовательные программы играют все большую и большую роль в привлечении кадров, говорит руководитель направления по обучению и развитию IT-персонала в Avito Андрей Кравченко. Это один из инструментов борьбы с кадровым дефицитом в отрасли: по данным HeadHunter на одну вакансию в сфере IT приходится 2,5 резюме, тогда как средний показатель по другим отраслям — 7-8 резюме. У компании Кравченко есть магистратура в МАИ, совместные онлайн-курсы с образовательными проектами — Otus, GeekBrains, HTML Academy и стажерская программа для молодых IT-специалистов. «Компания в результате подобных активностей не только первой получает доступ к самым талантливым ребятам, но и имеет возможность доучить их «под себя», — говорит Кравченко. В Avito рассчитывают, что к концу года смогут закрывать около 20% вакансий через образовательное направление.

Если лет 5-7 назад компании конкурировали друг с другом за студентов — открывали факультеты и кафедры в ведущих вузах страны, то сегодня в область их интересов попадает более молодая аудитория. «Студентов уже на всех не хватает, поэтому приходится заглядывать в школы», — смеется Андрей Кравченко. Запуск образовательных программ для школьников — набирающий обороты тренд, говорит Нина Осовицкая, эксперт по HR-брендингу HeadHunter. По ее прогнозу, такие программы появятся у всех крупнейших работодателей в течение года. На Петербургском экономическом форуме в мае 2018 года основатель банка Олег Тиньков дал понять: работать со студентами 3-4 курса — уже поздно, «они уже немножко не те люди, испорченный продукт».

Основательница курсов программирования для школьников «Кодабра» Дарья Абрамова вспоминает, как в 2014 предлагала посотрудничать «Яндексу», Mail.Ru Group и «Связному», однако тогда ей отказали — компании не были готовы работать с аудиторией моложе студенческой. Все начало меняться в 2016 году — когда «Яндекс» запустил собственный проект «Яндекс.Лицей» и начал обучать программированию учеников 8-9 классов. Это стало своеобразным сигналом для отрасли, вспоминает Абрамова. Первым корпоративным партнером «Кодабры» стала Mail.ru Group, а с 2018 года крупные игроки ИТ-рынка уже сами приходят в «Кодабру» с предложением о партнерстве. Сегодня совместные с «Кодаброй» курсы, помимо Mail.ru Group, есть в «Озоне», «Альфа-банке» и разработчике игр Pixonic. Учиться программированию здесь могут любые желающие в возрасте 6-17 лет. Еще ряд крупных игроков попросили «Кодабру» разработать «закрытые» курсы — только для детей их сотрудников. «Сбербанк» захотел сделать программу, учитывающую специфику работы в банке — с фокусом на Python и JavaScript. Мы разрабатывали ее вместе с их программистами», — рассказывает Дарья Абрамова. Такие же «внутренние» курсы для детей сотрудников ее команда запустила в «Райффайзенбанке», «Газпромнефти», «МегаФоне» и KPMG. Поскольку компании только начинают обращаться к теме детского образования, самый простой способ разобраться в ней — начать с собственных детей, объясняет Абрамова. «Уверена, через какое-то время все они пойдут и дальше в школы», — заявляет она.

17-летний Сева Жидков начал работать в Mail.ru Group в 2016 году — в его задачи входила разработка ботов, а сейчас он занимается машинным обучением в «ВКонтакте». Перед этим он поучаствовал в хакатоне VK Hackathon и получил приз зрительских симпатий. Сегодня он является бренд-амбассадором корпорации для молодой аудитории. Например, в начале февраля он рассказывал о своей работе школьникам из образовательного центра «Сириус», с которым Mail.ru Group совместно с МФТИ проводит программу по классическому программированию и мобильной разработке. «Работа компаний со школами позволяет помочь подросткам с профориентацией, вовлечь их в IT и в долгосрочном плане сократить кадровый дефицит», — объясняет директор по взаимодействию с вузами в Mail.ru Group Сергей Марданов. Только за прошлый год количество сотрудников Mail.ru Group выросло более, чем на тысячу человек, говорит он, и потребность в специалистах будет только расти. «Сегодня школьник сидит за партой, а завтра разрабатывает продукт, которым пользуются миллионы людей по всей стране, и вы в том числе», — говорит Марданов. Другое дело, что эффект от работы со школами сложно измерить сразу, говорит он, однако можно оценить, как благодаря этому растет интерес подростков к корпоративным стажерским программам или конкурс в вузах, где у компании есть кафедры.

Несмотря на отложенный эффект, для ряда отраслей и компаний работать со школьниками — абсолютно практичное решение, считает Нина Осовицкая, и не только из сферы IT. Она приводит пример Сибура — нефтехимический гигант столкнулся с тем, что большая часть выпускников школ, сдающих ЕГЭ по химии, решали поступать в медицинские вузы. Компания исправляла ситуацию, работая с подростками, и, например, в рамках федеральной программы «Я люблю химию» проводила в школах интерактивные мастер-классы, параллельно рассказывая учащимся о работе в нефтехимии. Этот подход актуален и для предприятий сельского хозяйства, поскольку абитуриенты не охотно поступают в аграрные вузы, отмечает Осовицкая и добавляет, что подобным образом в школах работают и отраслеобразующие или крупнейшие в своей отрасли предприятия — такие как РЖД, Росатом, Русгидро. Ведь чем выше конкурс на профильном факультете в профильном вузе, тем более сильные кадры работодатели смогут в итоге заполучить.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.