wpthemepostegraund

LetterOne Фридмана и BASF зaкрыли сделку по созданию нефтегазового гиганта

Источник: forbes.ru

Компания DEA AG, входящая в LetterOne Михаила Фридмана и партнеров, завершила объединение с Wintershall — «дочкой» немецкого концерна BASF. Об этом говорится в сообщении объединенной компании Wintershall Dea. Окончательная интеграция активов, как ожидается, будет завершена в течение года. В это время Wintershall Dea будет управляться из двух штаб-квартир — в немецких Касселе и Гамбурге.

LetterOne (акционеры — Михаил Фридман, Герман Хан и Алексей Кузьмичев) в результате слияния получила 33% Wintershall Dea, BASF владеет 67%. В обмен на нефтегазовые активы немецкий концерн также получит привилегированные акции, которые сможет конвертировать в обычные в течение трех лет и увеличить долю в Wintershall Dea до 72,7%.

Объединенная компания — крупнейший нефтегазовый игрок в Европе. Также у Wintershall Dea есть активы в России, Латинской Америке и Африке. Доказанные запасы компании составляют 2,4 млрд баррелей нефтяного эквивалента, которых хватит на 11 лет. «Наши корни в Германии, наш дом — Европа, наша деятельность глобальна», — приводятся в сообщении слова председателя совета директоров и главы Wintershall Dea Марио Мерена. В Германии компания управляет сетью газопроводов протяженностью порядка 2400 км, ей также принадлежит 15,5% акций Nord Stream AG — оператора газопровода по дну Балтийского моря «Северный поток».

    Высшая лига. Фридман и партнеры готовятся войти в мировую нефтяную элиту

По итогам прошлого году совокупный объем продаж Wintershall и DEA составил €5,7 млрд при чистой прибыли €1,1 млрд. Обе компании добыли 215 млн баррелей нефтяного эквивалента. Сейчас ежедневная добыча составляет 590 000 баррелей, к 2023 году ее планируют увеличить до 590 000 баррелей, что будет соответствовать ежегодному приросту производства в 6-8%. Доход от объединения двух компаний BASF и LetterOne оценивают €200 млн.

DEA AG была создана в 1899 году. В 2015 году L1 Energy (нефтегазовое подразделение LetterOne) выкупила ее у немецкой RWE за 5,1 млрд — около трети от суммы в $14 млрд, полученной Михаилом Фридманом и его партнерами от продажи доли в ТНК-ВР «Роснефти». Тогда же на покупку DEA претендовала и Wintershell, но предложила меньше денег чем L1 Energy. А уже через два года BASF и LetterOne подписали соглашение о намерениях по объединению нефтегазовых активов. В 2018 году Герман Хан оценивал бизнес объединенной компании в €20 млрд. О возможном IPO объединенной компании ее российские акционеры изначально говорили очень осторожно. Но в сообщении Wintershall Dea говорится, что при благоприятной рыночной конъюнктуре она может выйти на биржу уже во втором полугодии 2020 года.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.