wpthemepostegraund

«Нам не нужны роботы»: миллиардер Вадим Мошкович рассказал, для кого он открыл школу «Летово»

Источник: forbes.ru

Изначально на проект «Летово» было заложено $200 млн, Мошкович был единоличным инвестором. Планировалось, что $50 млн уйдет на строительство и $150 млн будет вложено на эндаумент. В итоге на школу ушло $80 млн, эндаумент сократился до $120 млн. Школа-пансион некоммерческая и устроена по системе need-blind: уже после поступления выясняется, смогут родители оплачивать обучение или представят документы, подтверждающие, что им нужен грант. На данный момент в ней 87% бюджетных учеников, и это вносит свои коррективы. В январе 2019-го Мошкович объявил, что стремится увеличить эндаумент до $500 млн, управляющей компанией фонда стал Сбербанк. Среди меценатов школы значатся Александр Светаков, Роман Троценко, Александр Тынкован.

Я подумал, пока ожидал вас, а знают ли дети, которые бегают по коридорам «Летово», кто такой Вадим Мошкович?

Конечно, знают. Они меня регулярно видят — я в школе бываю каждую неделю.

И чем именно вы занимаетесь в школе?

Моя зона ответственности — это стратегический цикл развития. Но так как школа только открылась и она требует огромного количества сил, средств, вовлеченности, и так как я несу персональную ответственность за каждого ребенка, то мое активное участие в жизни школы пока необходимо.

Изменилось ли что-то в стратегическом цикле с момента открытия?

Ни миссия, ни цели у нас не изменились. А вот инструментарий, пути достижения и сроки достижения этих целей, конечно, пришлось подкорректировать. Сегодня мы адаптируем программы обучения под конкретных детей, ведь у нас каждый учится по индивидуальному плану. Кстати, изменились технологии работы по этому плану, учащиеся корректируют обучение вместе с учителями. В школе нет привычных классов как групп детей, которые совместно изучают программу, а есть деление на уровни в каждой параллели. Группы мобильные, и ученик двигается по уровням исходя из своих результатов.

Часто говорят, что «Летово» — школа для одаренных детей. Это так?

Нет. Наша школа открыта для любого ребенка, который успешно сдал экзамены и хочет учиться.

Мы даже стараемся не брать в «Летово» детей, зацикленных исключительно на учебе

Еще один слух. Некоторые родители считают, что в «Летово» сознательно набираются олимпиадники, которые никак не участвуют в жизни школы, а только ездят по олимпиадам, зарабатывая школе очки.

Все абсолютно не так. Участвовать в олимпиадах мы никого не заставляем. Да, почти все наши дети соревнуются в олимпиадах, но они сами хотят проверить собственные силы. Я же слежу за другими московскими школами: по количеству олимпиадников мы ничем от них не отличаемся.

У нас школа с холистическим подходом. Это значит, что мы стараемся всесторонне развивать ребенка. Мы даже стараемся не брать в «Летово» детей, зацикленных исключительно на учебе. Нам не нужны роботы, которые весь год готовятся к поступлению, набирают необходимое количество баллов, но на собеседовании никак не могут проявить себя и не проявляют никакого интереса к школьной жизни.

А как выстраивается коммуникация с родителями учеников?

У нас высочайший уровень прозрачности. Во-первых, родители отслеживают академические результаты ребенка, траекторию его развития. Во-вторых, они могут спросить у наставника, как ребенок работает в команде, в каких областях он нашел себя, к чему у него есть способности.

Еще у нас есть один важный внутренний показатель — индекс счастья учеников. Это эмоциональная реакция ребенка на его жизнь в школе. Тьюторы, наставники, психологи, учителя — каждый из них в собственной зоне ответственности следит за успехами и удовлетворенностью ребенка.

Вы уже замеряли этот индекс?

Да, у нас практически все дети счастливы. Более того, я знаю родителей, которые «потеряли» своих детей, потому что они все свободное время проводят в школе. Это же и есть самый лучший измеритель: бегут дети в школу или из нее. Наших детей из школы не выкуришь.

Приходилось ли уже отчислять кого-то из школы?

Да. Но это был единичный случай. Из-за некорректного поведения, которое противоречит культуре школы. Один ребенок обижал другого. Но, конечно, перед этим мы провели все необходимые беседы и процедуры, пытались разобраться в причинах. Процедура отчисления стандартизирована и прописана в договоре между родителями и школой.

А как это выяснилось?

Подобные вещи невозможно скрыть. Школа специально проектировалась таким образом, чтобы не было темных мест и углов, куда можно было бы кого-то затащить. К тому же дети практически никогда не остаются один на один, а настроение каждого, как я уже говорил, отслеживают тьюторы, наставники, хаус-мастеры.

В 2017 году на строительство школы был заложен бюджет $80 млн. Он как-то изменился с тех пор?

Мы остались в этом бюджете. Сейчас достраиваем еще одно общежитие для детей и для учителей, взяли в долгосрочную аренду 40 гектаров леса для обустройства.

Что за проект вы планируете в лесу?

Он состоит из двух частей. Первая — спортивная. Это будет лыжероллерная трасса с огромным количеством дополнительных активностей. Вторая — научная. Дети на практике смогут изучать биологию, химию, физику.

Планируете ли вы квотировать количество платных и бесплатных мест?

Нет. Цель — покрывать расходы на обучение при сохранении принципа need-blind, то есть слепого поступления и гарантированной стипендии. Это миссия «Летово»: школа дает и будет давать стипендию всем, кто не может платить. Сегодня, например, 87% детей получили стипендии. Мы не запрашиваем у родителей финансовой информации, пока ребенок не поступил. Только после этого спрашиваем, могут ли они оплатить обучение.

В формировании эндаумента школы приняли участие частные лица. Среди них есть те, чьи дети учатся у вас?

Нет, ни у кого из них. Более того, мы всех заранее предупреждаем, что участие в эндаументе не дает никаких преференций при поступлении.

А ваш младший сын?

Нет, ему нужно еще два года. Но он уже готовится с утра до вечера.

Кроме того, мы учим его дисциплине, самоорганизации. Учим его ставить перед собой конкретные цели и достигать их. Например, я спрашиваю, как он планирует закончить четверть. Он отвечает, что по каким-то предметам на пять, по каким-то на четыре. За каждой оценкой стоит какая-то аргументация. Мы либо ее принимаем, либо продолжаем разговор.

Еще я в каком-то «кремлевском списке» оказался из-за вас

Обычно родители требуют пятерок.

Но так же не бывает. Цели должны быть достижимые.

В этом году журнал Forbes празднует 15-летие в России. Помните, что почувствовали, когда узнали, что вы в списке Forbes?

Это было неожиданно, да и я тогда быть у вас не хотел. Узнал об этом только за день до выхода рейтинга. Но так как я в Forbes никого не знал, то уже и сделать ничего не мог.

Это что-то поменяло в вашей жизни?

Я стал более публичным. Раньше на меня пальцем не показывали, а теперь показывают. Еще я в каком-то «кремлевском списке» оказался из-за вас. А так бы сидел и починял примус. (Смеется.) Но это нормальные издержки.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.