wpthemepostegraund

«Она построила лучший авиационный бизнес в стране»: жизнь и принципы Наталии Филевой

Источник: forbes.ru

Погибшая в авиакатастрофе вечером 31 марта Наталия Филева всегда сторонилась публичности. Она редко общалась с журналистами и давала комментарии, держала под замком личную жизнь, и даже в фотобанках сохранилось всего несколько снимков предпринимательницы. Это, впрочем, не помешало совладелице S7 Group стать одной из главных женщин в российском бизнесе. Стратегическое мышление, управленческий талант и личную порядочность Филевой выделяют и близкие, и коллеги, и конкуренты, и эксперты авиарынка. Forbes вспомнил непростой путь предпринимательницы — как вместе с мужем она превратила небольшое семейное предприятие во второй по размеру авиахолдинг страны с оборотом в 16 млн пассажиров в год и запустила первый в России масштабный частный проект в сегменте космических запусков.

Семья из «Сибири»

Открытые биографические сведения о Наталии Филевой чрезвычайно скупы, а карьерные успехи неотделимы от успехов ее мужа Владислава. Известно, что она родилась 27 ноября 1963 года в Новосибирске. В родном городе будущая участница рейтинга Forbes окончила и университет — Новосибирский электротехнический институт по специальности «инженер-радиомеханик» (позднее она получила еще и диплом Новосибирского института народного хозяйства по специальности «организация управления производством»).

К началу 1990-х она уже была замужем за Владиславом Филевым и работала в новосибирском Гарантбанке, писала газета «Ведомости». «Они с Владом начинали буквально с нуля — у них вообще ничего не было», — вспоминает о том периоде источник, давно знакомый с семьей. Благодаря финансовой специализации Наталия формально стала управленцем первого проекта Филевых: она получила лицензию для работы в новосибирском филиале инвесткомпании «Еврофинансы», учредителем которой был друг Владислава Алексей Грибков — в будущем основатель парфюмерной сети «Иль де Ботэ».

Лицензия позволила молодым супругам заняться операциями с ценными бумагами. Они выкупали выпуски векселей новосибирских предприятий, а когда те оказывались не в состоянии платить налоги, предлагали финансовую помощь в обмен на «живую» продукцию — ее впоследствии можно было продать. Именно по такой схеме в их распоряжение попали самолеты компании, образованной на основе авиаотряда «Сибирь» из аэропорта Толмачево. По данным «Ведомостей», областная администрация, узнав о появлении в «Сибири» молодых эффективных предпринимателей, предложила им довести долю в перевозчике до контрольной и пообещала позднее выкупить актив.

Филевым пришлось влезть в серьезные долги — на приобретение недостающих 26% акций потребовалось $20 млн (позднее Филевы нарастили долю почти до 75%, формально большей частью их пакета владела Наталия, писала «Тайга.Info»). «Они купили авиакомпанию, которая находилась в предбанкротном состоянии, и медленно ее поднимали», — рассказывает знакомый семьи. Власти свою часть сделки, однако, так и не исполнили. Но супруги дело не бросили: вместо перепродажи актива они на этот раз сосредоточились на его развитии и в 1998 году вместе с командой перебрались из инвестиций в гражданскую авиацию.

Их ментором в новой отрасли стал Владимир Тасун, на тот момент начальник Западно-Сибирского управления Росавиации и председатель совета директоров «Сибири». По его совету Филевы скупили самолеты еще пяти обанкротившихся перевозчиков из соседних регионов – так компания последовательно расширяла маршрутную сеть.

Супружеский оркестр

Поступательное развитие бизнеса сопровождалось более четким разделением сфер ответственности между супругами. «Наталия была очень активная в отрасли, всегда занималась коммерцией, маркетингом, в последнее время еще и джиаром [коммуникациями с органами власти — прим. Forbes], а Влад больше отвечал за производство и стратегию», — объясняет источник, знакомый с Филевыми.

По его воспоминаниям, Наталия была ключевым «вторым мнением» для мужа. «Бывали такие ситуации, когда с Владом обсуждаешь что-то по телефону, а он передает трубку Наталии, и дальше говорит она, а потом она передает трубку ему — вот такое «оркестровое исполнение» было очень характерно для них», – рассказывает о принципах менеджмента Филевых собеседник Forbes.

На рубеже «нулевых» «Сибирь» чуть было не приросла «Внуковскими авиалиниями», среди владельцев которой был Сулейман Керимов. Стороны вели переговоры о слиянии на базе новосибирского перевозчика — объединенная структура претендовала на 10% всего российского пассажиропотока. Филев даже успел побывать в должности гендиректора «Внуковских авиалиний». Но финальные условия акционеры компаний согласовать не смогли — в итоге Филевы, перебравшиеся было в Москву, вернулись в родной город, писала газета «Коммерсантъ».

Правда, почти весь авиапарк «Внуковских авиалиний» «Сибири» все же достался – уже после банкротства московского перевозчика Филевы купили самолеты у фирмы «Центролизинг». По данным источника «Ведомостей», знакомого с деталями сделки, продавцом выступил хозяин аэропорта Домодедово Дмитрий Каменщик — ему актив якобы достался за долги.

Получила «Сибирь» и маршруты «Внуковских авиалиний» — по подсчетам «Коммерсанта», речь шла почти о трети из 150 всех направлений, по которым летали российские перевозчики на тот момент. Такое масштабирование бизнеса дорого обошлось Филевым: они взвалили на себя выплату долгов московской компании, которые оценивались в сумму до 1 млрд рублей. Эти деньги супруги возвращали кредиторам «Внуковских авиалиний» следующие восемь лет, уточняли «Ведомости». Зато уже к концу 2002 года компания называла себя лидером по объему пассажирских перевозок внутри страны.

Новая жизнь «Сибири»

Рост бизнеса сопровождался не только финансовыми, но и репутационными издержками – в 2000-х самолеты «Сибири» несколько раз попадали в катастрофы. В 2001-м Ту-154, направлявшийся из Тель-Авива в Новосибирск, случайно сбили в ходе учений украинские силы ПВО. В 2002-м такой же самолет взорвала в воздухе террористка-смертница. А в 2006-м A310 выкатился за пределы ВПП при посадке в Новосибирске и загорелся. В крушениях в совокупности погибли почти 250 человек. «Сибири» каждый инцидент также обходился в $100-120 млн непредвиденных расходов в виде страховых выплат и других компенсаций.

Чтобы избавиться от негативного шлейфа прошлого и заново структурировать холдинговый бизнес, в 2006-м компания провела масштабный ребрендинг. Так на российском рынке появился бренд S7 и узнаваемая айдентика фюзеляжей в светло-зеленых тонах.

Филева, на тот момент уже основной акционер «Сибири», возглавила и новую структуру — S7 Group, куда также вошли турагентство, билетные офисы и операторы техподдержки самолетов (позднее — еще и дочерняя авиакомпания «Глобус»). Ее муж остался во главе «корневой» авиакомпании, которая превратилась в S7 Airlines. Позднее в кресло гендиректора S7 Group переместился Владислав, а Наталия перебралась на стратегическую позицию председателя совета директоров.

«В их семье, конечно, Влад был главный, но он очень ценил Наталию и часто старался поступать так, как она хочет, даже когда с ней не согласен. Они вдвоем, в совокупности — настоящее явление в гражданской авиации, они способны произвести добавленный продукт из ничего, что редко бывает», — объясняет распределение обязанностей источник, знакомый с семьей.

Эти похвалы мало чего бы стоили, не пройди Филевы кризис 2008-2009 годов. К его началу у S7 накопился долг в 10,7 млрд рублей перед банками и держателями облигаций, а весной 2009-го компания даже допустила дефолт по бондам на 2,3 млрд рублей. Государство было готово спасти бизнес только в обмен на объединение с «Аэрофлотом», и на выручку Филевым пришел Альфа-банк, предоставивший два пятилетних кредита кредита на 8,9 млрд рублей, писали «Ведомости».

Этот спасательный круг заставил супругов задействовать все резервы для оптимизации бизнес-процессов – S7 научилась эффективнее всех на рынке обслуживать собственный авиапарк (не прибегая к лизингу с обязательством выкупа самолетов), экономить на внутренних нуждах («у Филева весь кабинет, как туалет при кабинете у руководителей конкурирующих компаний», — говорил «Ведомостям» знакомый бизнесмена) и закупать самые энергоэффективные модели на рынке (в расчетах родителям помогала дочь Татьяна – сразу после университета она влилась в семейный бизнес и отвечает за маркетинг и рекламу, в том числе за нашумевший клип чикагских рокеров OK Go). Также дальновидной оказалась ставка на внутренние рейсы: конкуренты, развивавшие в первую очередь внешние направления, в кризис сильно обожглись на сокращении турпотока.

К 2013-му у компании оказался уже нулевой чистый долг и самый низкий скорректированный чистый долг среди российских авиагигантов – по данным «Ведомостей», около 50 млрд рублей. В том же году S7 выкупила у государства оставшиеся 25,5% акций бывшей «Сибири» за 1,13 млрд рублей (в 2017-м 10% за 533 млн рублей были проданы фирме «Еврофинансы-Недвижимость», среди бенефициаров которой, в том числе, стоявший у истоков бизнеса Филевых Алексей Грибков). В последующие годы ключевые показатели финансовой эффективности только улучшались.

«Есть люди, которые достигают определенных высот, останавливаются и пожинают плоды своих трудов. А есть люди, как Наталия Валерьевна [Филева], которые на протяжении целых десятилетий могут набирать высоту и не останавливаться», — рассуждает об успехах S7 глава аналитической службы агентства «АвиаПорт» Олег Пантелеев.

Космос как предчувствие

Филева вместе с мужем действительно не прекратили развиваться как предприниматели — напротив, на последние годы, кажется, пришелся пик их активности: S7 превратилась в участника, а порой даже и регулятора всех ключевых событий в авиаотрасли, а также запустила самый амбициозный проект во всем российском бизнесе – частного оператора космических запусков.

Все началось с попытки супругов спасти «Трансаэро». В 2015 году вслед за «Аэрофлотом» Филевы решили попробовать оздоровить конкурента, который сломался под долговым бременем в 250 млрд рублей и по настоянию регулятора прекратил полеты. От акционера «Трансаэро» Александра Плешакова владельцы S7 просили лишь консолидировать пакет в 51% акций – стороны даже успели подписать соответствующее соглашение. Но партнер подвел. «Мы выходим из сделки. Плешаков не набрал 51%», — лаконично комментировала РИА Новости срыв проекта Филева.

Участвовала компания и в разруливании последствий безответственной политики других авиакомпаний. «Мне очень запомнилось, как Наталия появилась на одном из совещаний, когда была кризисная ситуация с «ВИМ-Авиа», и полностью держала внимание 30-40 человек на протяжении 20 минут. Сразу же предложила решение проблем, готова была вложить свои средства и развезти пассажиров. Она была настолько сильна личностно, что ей никто не мог сказать «нет», а ведь там сидели очень опытные в авиации люди, прожженные. Слушали ее как завороженные и не могли ей противостоять. Она умела управлять аудиторией, была очень уверенная в себе и абсолютно, что называется, в теме», — рассказал Forbes федеральный чиновник, знакомый с Филевой.

По его словам, предпринимательница вместе с мужем «объективно построила лучший авиационный бизнес в стране». Это мнение в 2017 году подтвердил и рейтинг самых эффективных перевозчиков по версии Forbes: согласно нашим расчетам, по соотношению цены и качества среди российских конкурентов S7 не было равных (Филева в том же году вошла в рейтинг богатейших женщин страны).

В 2016 году Филевы не только вышли на международный рынок через покупку доли в кипрской Charlie Airlines (бренд Cyprus Airways), но и объявили о том, что их авиационный бизнес трансформируется в аэрокосмический — S7 Space: семья вложила порядка $150 млн в приобретение плавучего космодрома Sea Launch («Морской старт»). По расчетам супругов, на фоне растущей конкуренции в сегменте коммерческих запусков ракет вернуть расположенной на экваторе площадке экономическую целесообразность реально.

Однако прежде S7 предстоит наладить производство ракет-носителей — из-за конфликта в Украине Филевым оказались недоступны «Зениты» днепропетровского предприятия «Южмаш». «С Наталией мы поддерживали постоянный контакт по вопросам сотрудничества с компанией S7 Space. В наших планах было создание для «Морского старта» «морской» версии ракеты «Союз-5». Она была великим энтузиастом авиации и космонавтики», — прокомментировал гибель Филевой руководитель Роскосмоса Дмитрий Рогозин.

Против «не реальных людей»

Многое потеряет от ухода совладелицы S7 не только компания, но и вся отрасль. «Наталия Валерьевна принимала активное участие в жизни отрасли в целом, она вела большую общественную работу, представляя интересы бизнеса в РСПП. Она никогда не отмалчивалась, когда речь шла об отраслевых проблемах, и не боялась идти на конфликт с властями», — объясняет Олег Пантелеев из «АвиаПорта».

Действительно, Филева не стесняла себя в критике чиновников. На инвестиционном форуме в Сочи в 2018-м она, к примеру, в жестких выражениях призвала не приглашать госслужащих на подобные мероприятия: «Они не делают бизнес, они не реальные люди. Вы говорите про борьбу с коррупцией, а я задаюсь вопросом — откуда у них деньги на костюмы и ботинки. У каждого костюм не меньше $1000 стоит» (цитата по РБК). Федеральный чиновник, знакомый с Филевой, на те слова не обижается — предпринимательницу он называет «эмоциональной, яркой и очень харизматичной». «Очень жаль, что ее теперь нет с нами», — добавляет собеседник Forbes.

Двумя годами ранее не менее смело прозвучали слова Филевой в поддержку Дмитрия Каменщика: хозяина «Домодедово» следователи пытались привлечь к уголовной ответственности по противоречивым обвинениям в необеспечении требований безопасности, из-за чего смертник якобы смог совершить теракт в аэропорту в 2011 году. «Знаете, в Домодедово очень законопослушные люди, на самом деле. Деньги выжимают с клиентов — да, есть такой недостаток. Но в самом аэропорту никакой коррупции, все хорошо организовано: шикарная четкость работы. Я хочу сказать, что он очень эффективный собственник», — постулировала Филева в интервью Forbes. Каменщик в итоге был реабилитирован за отсутствием в его действиях состава преступления.

Уже будучи менеджером федерального масштаба и голосом бизнес-сообщества на крупных форумах, Филева не забывала о родном Новосибирске. Так, в 2017-2018 годах она закупила для города несколько мобильных лабораторий для тестирования на ВИЧ и гепатит C. Каждый такой тест-мобиль обошелся благотворительнице в 5 млн рублей, сообщал портал «НГС.Новости».

При участии Филевой должен был реализовываться и еще один новый важный проект S7 — компания планировала наладить в Ступино производство сверхлегких турбореактивных бизнес-джетов Epic Victory. В предприятие группа готова была вложить 13 млрд рублей, сообщал «Интерфакс» со ссылкой на пресс-службу подмосковного правительства. Поставит ли эти планы под угрозу гибель Филевой, пока неизвестно: именно на самолете Epic предпринимательница разбилась в Германии.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.