wpthemepostegraund

Противники сделки с ОПЕК во главе с Сечиным усилили позиции. Прислушается ли к ним Путин?

Источник: forbes.ru

Не секрет, что главный вопрос для нашей экономики — цена нефти на мировом рынке. Министр энергетики Александр Новак уверяет, что она остается на неплохом уровне только благодаря сделке ОПЕК+, которая, по его версии, оказалась исключительно удачной для России и ее бюджета. Сделка продлена до конца первого полугодия, но что касается участия в ней России, то тут нет былого единодушия. Раньше министру нужно было уговорить саудитов, а теперь убеждать приходится уже игроков внутри России.

Все более четко видны два основных лагеря, и каждый, естественно, пытается склонить на свою сторону «верховного арбитра» Владимира Путина. Начнем со сторонников продления сделки. Лидер этого лагеря Новак полагает, что для компаний и для государства важнее всего возможность заработать на достаточно приемлемой цене нефти. Дополнительные доходы бюджета за два года Новак оценил на уровне 6 трлн рублей. Сокращение же добычи рассматривается как не такая большая плата за дорожающую нефть. Долгое время эту идею поддерживали многие нефтяные компании. Но в последнее время лагерь скептиков явно набирает силу. Они считают, что стратегически участие России в ОПЕК+ и следование самоограничениям — путь в тупик. Пока русские и саудиты добычу держат и даже сокращают, американцы все делают наоборот.

Среднесуточная добыча в США в 2018-м выросла фантастическими темпами — на 2,1 млн баррелей, это почти 20% российской добычи, и дальше будет расти. Инфраструктурные ограничения для экспорта американской нефти постепенно снимаются. Цены на нефть, считают скептики, все равно пойдут вниз из-за роста американской добычи или других факторов: например, решения финансовых властей США по ключевой ставке или по использованию механизмов количественного смягчения. Россия же лишь потеряет время и упустит прибыль, ведь часть потребителей может переориентироваться на иные сорта нефти. США активно увеличивают поставки в Европу, откуда постепенно уходит российская нефть. Да, у нас есть растущий китайский рынок, но самоограничение в добыче радует далеко не всех.

Среди нефтяных компаний изначально сделкой была недовольна только «Роснефть». Игорь Сечин написал уже несколько писем Путину с изложением приведенных выше аргументов о том, что сделка ОПЕК+ помогает только США. «Роснефть» демонстративно говорит о планах нарастить добычу в этом году более чем на 4%, а также сообщает о рекордных капитальных затратах в объеме 1,2–1,3 трлн рублей на ближайшие два года в связи с запуском крупных новых проектов. Ранее из-за ОПЕК+ «Роснефти» пришлось отложить запуск Русского, Юрубчено-Тохомского и Лодочного месторождений. Компания всячески демонстрирует уверенность, что сделка продлена не будет. В позиции Сечина, возможно, есть и аппаратная составляющая: он привык воспринимать себя в нефтяной индустрии как «второго после Путина», и укрепление позиции Новака после заключения сделки ОПЕК+ могло его раздражать.

Но постепенно корпоративный сегмент противников сделки расширился. Глава «Газпром нефти» Александр Дюков также выступил за рост добычи. В феврале он заявлял, что в компании ожидают увеличения в этом году на 2%. Дюков пояснил, что этот рост будет возможен, если ограничения по ОПЕК+ будут действовать по нынешней договоренности лишь первое полугодие, без продления на вторую половину года. Другие крупные компании более осторожны, но публично продление сделки ОПЕК+ никто из них уже не поддерживает.

Минэнерго возражает компаниям, ссылаясь на их неплохие финансовые показатели за 2018 год. Чистая прибыль «Роснефти» по МСФО в 2018 году выросла в 2,5 раза по сравнению с 2017-м — до 549 млрд рублей. «Газпром нефть» в 2018 году увеличила чистую прибыль на 48,7%, ее выручка выросла на 28,7%.

Но компании считают, что за их заработки стоит в первую очередь благодарить не Новака и ОПЕК+, а финансовые власти России — за отказ от укрепления рубля, которое обычно происходило при росте нефтяных цен. Весной 2018 года цены на нефть были высокими, но рубль не укреплялся, что было предельно выгодно нефтяникам: расходы у них преимущественно рублевые, а доход от экспорта — валютный.

К лагерю «опекскептиков» постепенно присоединились МЭР и представители бизнеса, считающие, что можно и нужно зарабатывать не только на цене нефти, но и на объемах производства и нефти, и необходимых для отрасли товаров и оборудования. С учетом доли ТЭК и связанных с ним хозяйственных комплексов сокращение добычи прямо бьет по показателям ВВП и особенно промышленного производства. Напротив, максимизация добычи нефти потянула бы за собой рост промышленного производства и занятости. Это нужно машиностроителям, трубникам и другим поставщикам нефтяной индустрии.

Росстат, несмотря на переход в полусекретный режим работы, отчитался о промышленном росте в январе 2019 года на 1,1% в годовом выражении — это самый слабый с декабря 2017 года результат. Согласно популярной интерпретации это произошло из-за сокращения добычи нефти.

Важный вопрос, какую позицию займет Минфин, руководитель которого Антон Силуанов не просто министр, а курирующий экономическую политику первый вице-премьер. С одной стороны, Минфину выгодна сделка ОПЕК+ как хороший аргумент против адресных налоговых льгот. Компании просят их, обещая рост добычи. Но если ограничение добычи будет долгосрочным, льготы давать смысла нет. С другой стороны, Силуанов на самом деле готов к ценовой войне с США и считает, что американцы снимают основные сливки с соглашения России и Саудовской Аравии. Силуанов напоминает, что бюджет верстается в последнее время из прогнозной цены на нефть в $40 за баррель. В публичных выступлениях Силуанов говорил, что эта цифра не случайна. У России есть резервы, которые позволят какое-то время обеспечивать расходную часть бюджета при цене $30–40 за баррель. А вот американские производители долго выдерживать эту отметку не смогут. В этом случае сланцевая добыча в США начнет резко сокращаться, рынок сбалансируется, и цена нефти пойдет вверх. Именно это и произошло с ценами в 2016 году — они стали расти еще до заключения первой сделки ОПЕК+.

Сторонников «ценовой войны» с США в России становится все больше, их позиция явно крепнет. Идея в том, что России нужно рискнуть перепроизводством нефти, и если цена пойдет вниз, то американские производители тут же получат огромные убытки. Да и другие проекты добычи дорогой нефти вроде глубоководного шельфа уйдут с рынка.

Кроме резервного фонда у России есть еще одно преимущество — низкая себестоимость добычи. Игорь Сечин во время встречи с Дмитрием Медведевым заявил, что lifting costs «Роснефти» составляют $3,1 на баррель и это лучший показатель среди российских компаний. У других публичных компаний, по данным Сечина, они составляют $5 за баррель. Даже яростный сторонник ОПЕК+ заместитель министра энергетики Павел Сорокин называет цифры, которые скорее на руку его оппонентам. В интервью «Ведомостям» он назвал низкую себестоимость добычи главным конкурентным преимуществом России на рынке. Операционные затраты он оценил в $3–10 на баррель, капитальные затраты — в $5–10, а транспортировку до потребителя — в $5. Получается, что для компаний цена $25 уже приемлема. Чего, конечно, не скажешь о российском бюджете.

Правда, у Саудовской Аравии себестоимость еще ниже, зато бюджет верстается при гораздо более высоких показателях, нежели российский. Поэтому резервы Саудовской Аравии оказались подточены периодом дешевой нефти. Понятно, что модель «ценовой войны» очень рискованна. Она не учитывает огромные возможности американских производителей сланцевой нефти по рефинансированию своего долга. Сечин любит рассуждать о гигантских долгах американских компаний, но у США ведь есть доступ к колоссальным денежным ресурсам. Поэтому нельзя сказать, что лагерь скептиков сумеет убедить Путина в своей правоте.

Примечательно, что 19 февраля Путин и король Саудовской Аравии Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд провели телефонный разговор и высоко оценили работу ОПЕК+. Но на деле эти переговоры скорее показывают, что ни одна из сторон не уверена, что ей рационально брать на себя обязательства по продлению ОПЕК+ и тем более по созданию полноценной «новой ОПЕК» как организации. Саудиты подозревают Россию в двойной игре, манипулировании статистикой добычи и так далее. У Москвы к Эр-Рияду есть свои многочисленные вопросы и по реальной готовности вкладываться в «Арктик СПГ 2», и по Сирии. Так что зеленый свет для продления ОПЕК+ еще не зажегся.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.