wpthemepostegraund

Слава под колесами Tesla: как пермяк Олег Кивокурцев придумал самого известного робота из России

Источник: forbes.ru

6 января один из посетителей крупнейшей технологической выставки CES, проходившей в те дни в Лас-Вегасе, решил протестировать беспилотный режим автомобиля Tesla. Пытаясь найти, где же включается автопилот, он отвлекся на бортовой компьютер — и в этот момент что-то ударилось о кузов автомобиля. Водитель проехал еще несколько метров, остановился и вышел из машины: на дороге лежал робот.

Оказалось, «пострадавший» — продукция российской компании Promobot. Производитель привез на CES семь роботов-андроидов, шесть из которых успели занести в выставочный павильон, а седьмой — попал в аварию.

«Мы договорились с водителем, что не будем вызывать полицию и разойдемся, — рассказывает 28-летний сооснователь Promobot Олег Кивокурцев, участник списка 100 номинантов в рейтинг самых перспективных россиян моложе 30 лет по версии Forbes. — Его вина заключалась в том, что там не было разметки, чтобы включать беспилотный режим, а наша — в том, что мы оставили робота посреди дороги». Полиция приехала позже: с камер наблюдения, которые отслеживают всю территорию CES, поступил сигнал об инновационном ДТП.

Ущерб был довольно серьезный: от удара пострадала система управления, и Promobot четвертого поколения, пересекший Атлантику, не смог поучаствовать в шоу роботов на выставке. Однако производитель извлек из истории пользу: российская компания разослала релиз, в котором рассказала об аварии. А дальше СМИ сделали свое дело: в первый же день Wired и Daily Mail опубликовали новостные заметки о том, что беспилотная Tesla сбила робота, историю подхватили издания по всему миру. «О нас появилось огромное количество публикаций. Это было и смешно и страшно одновременно, — вспоминает Кивокурцев. — Я без конца давал интервью перед телекамерами, и наш стенд стал одним из самых популярных на всем CES. В Snapchat можно посмотреть выгрузку локаций: у нашего стенда было больше всего загруженных изображений. За сутки мы получили 80 новых заявок на сотрудничество».

Рейтинг самых перспективных россиян по версии Forbes. 100 номинантов

Стартап из Кислотных дач

История компании Promobot начиналась далеко от Лас-Вегаса или Пало-Альто, о котором грезят все технологические предприниматели. В 11 лет Олег Кивокурцев оказался в пермском клубе юных техников, где увлекся картингом. Проводя дни в мастерской, он изучал строение механизмов и начинал разбираться в технике. «Лет в 14 мне очень нравился аниме-мультик «Наруто», все мои сверстники его смотрели, — говорит предприниматель. — Там у всех героев была бандана с металлической бляхой. Я сделал себе такую бандану и выставил фотографию на форум любителей мультика». После этого «какой-то парень» написал Кивокурцеву, что хотел бы купить себе такую же – и вскоре юный дизайнер уже рассылал банданы по всей России: «Делал металлические накладки в мастерской, а по вечерам отстаивал очереди в «Почте России». Даже в Вилючинск на Камчатку отправлял!»

После школы Кивокурцев поступил в Пермский политехнический университет, и бандановый бизнес пришлось оставить: весь преподавательский состав считал, что предприниматели — жулики, а они и их студенты — инженеры и должны заниматься не бизнесом, а наукой, вспоминает сооснователь Promobot. «Я уже привык, что деньги у меня были, поэтому без заработка стало некомфортно, — продолжает он. — И стал заниматься поставками чая в пермские рестораны, закупая у оптовиков в Москве».

Потом были эксперименты с недвижимостью: Кивокурцев арендовал и пересдавал квартиры и базу отдыха «Политехник». На практике устроился на подработку в компанию, которая строила дорогу в Пермском крае. Переломный момент наступил в 2013 году, когда на пятом курсе университета в расписании занятий Кивокурцева появился предмет «Робототехника».

«Эта индустрия включает программирование, электронику и механику. Так как я учился на инженера-конструктора, мне не хватало знаний в аппаратной и программной области, — рассказывает предприниматель. — Я купил контроллер, который управляет механизмами, но максимум что мог сделать – чтобы мой робот зажигал лампочки. Нужно было написать код, чтобы чем-то управлять, для этого мне нужна была команда».

Кивокурцев стал искать единомышленников во «ВКонтакте» и познакомился с Игорем Еремеевым, студентом Политеха с кафедры автоматики и телемеханики. Оказалось, что тот защищал магистерскую диссертацию по робототехнике и неплохо разбирался в вопросе.

Кивокурцеву была интересна бизнес-составляющая, поэтому на встречу с Еремеевым взял своего однокурсника, талантливого конструктора Максима Утева. «У нас было ощущение, что уйти в конструкторское бюро никогда не поздно, а начинать что-то свое нужно именно сейчас», — говорит сооснователь Promobot.

Инженеры стали изучать рынок и участвовать в конкурсах для стартапов, на одном из которых познакомились с серийным предпринимателем Алексеем Южаковым. Тот выступал с напутственной лекцией для студентов о том, как строить технологические компании. У Южакова за плечами уже было несколько успешных проектов в области сельского хозяйства и полностью автономный розарий, который выращивал 25 000 цветов в месяц, при том что в нем работали всего 11 человек.

Ментор оценил идеи молодых инженеров и вложил в проект первые $10 000 «под честное слово» – на первый прототип. Именно Южаков направил команду в индустрию сервисной робототехники. Чтобы адроид мог выполнять функции консьержа, администратора или продавца, его нужно было научить распознавать лица, речь, дать лингвистическую базу для ответов и обучить навигации. Важен был и внешний вид робота – он должен был привлекать посетителей.

Инженеры сняли гараж на окраине Перми в микрорайоне Кислотные дачи, рядом с заводом «Искра», на котором собирают ракеты. Там из запчастей, заказанных в Китае и купленных на металлорынке, Кивокурцев с товарищами собирал первого «промобота» и разрабатывал систему распознавания лиц и лингвистическую базу на основе открытых кодов: «Это было не похоже на гараж в Пало-Альто, где Стив Джобс собирал первый персональный компьютер: у нас текла крыша, и мы топили печку-буржуйку дровами. Мы называли это «гаражный кооператив «Технопарк»: кто-то в соседнем гараже держал автосервис, кто-то — собирал мебель. У нас там было целое комьюнити предпринимателей!»

Тестовое испытание должно было проходить в торговом центре, где продавались розы, выращенные на «умных» плантациях Южакова. Робот должен был ездить по универмагу и скандировать: «Тот, кто розы покупает, тот весь день благоухает!» Это был настоящий успех: покупатели были готовы делать все, что говорил им андроид, благодаря чему за день удалось увеличить продажи цветочного магазина в 3,5 раза. Результатом акции стала первая успешная сделка: руководство центра купило сразу двух роботов.

В течение трех месяцев предприниматели получили еще 10 заказов от торговых сетей, что принесло им $100 000. На тот момент «промоботы» стоили от 300 000 до 500 000 рублей. Южаков выходил на корпорации, а Кивокурцев работал с малым бизнесом.

В 2014-м стартап победил в конкурсе Generation S от РВК в номинации Industrial, а затем — в конкурсе Startup Village в Сколково, где призом была поездка на финский конкурс SLUSH. На тот момент команда даже не слышала о таком мероприятии и хотела было отказаться, чтобы не отвлекаться от производства. Оказалось, что это крупнейшая конференция в сфере высоких технологий в Европе, на которой на пермских инженеров обратили внимание европейские компании. В 2016 году первые андроиды Promobot поехали в Ирландию и Чехию.

Робот-беглец

Летом 2016 года в стартапе начался кризис роста. Производственные мощности увеличились в 1,7 раза, а новых заказов поступало все меньше. Нужен был повод, чтобы заявить о себе. И он нашелся: в июне новая модель робота проходила испытания на территории импровизированного полигона и случайно выехала на дорогу, создав пробку. Приехавшие на место сотрудники ДПС не знали, что делать с чудом техники. «Они готовы были задержать его за административное правонарушение, — вспоминает Кивокурцев. — Мы рассказали об инциденте пермским СМИ, откуда новость попала в Russia Today и распространилась по англоговорящим и испаноговорящим ресурсам. Даже [ведущий вечернего шоу на «Первом канале» Иван] Ургант пошутил, что российская сборная по футболу в ворота не попала, а робот попал».

Благодаря курьезной истории продукцией Promobot заинтересовались в лондонском Музее науки и техники. Письма стали поступать и из стран Латинской Америки, и до конца 2016-го компания заключила контракты с партнерами из 11 стран. Поддержал стартап и Фонд развития интернет-инициатив, инвестировав $2,5 млн. Деньги пошли на разработку третьей версии робота, у которой должны были появиться подвижные руки и которую можно было кастомизировать под нужды каждого заказчика.

В 2017 году компания увеличила производство еще почти в два раза. В 2018-м вышло четвертое поколение Promobot, а география поставок расширилась до 33 стран. У российской компании, например, появились партнеры из ОАЭ – пермский андроид умеет разговаривать и на арабском. «Мы совершенствуемся не от модели к модели, а от единицы к единице, — объясняет сооснователь Promobot. — Китайцы заряжают производство на тысячу штук и потом смотрят, сработала их бизнес-концепция или нет. Мы же делаем работу над ошибками непрерывно».

В прошлом году компания также заключила крупный контракт на эксклюзивную дистрибуцию роботов в США с компаний Intellitronix. По договору, первый год Promobot должен поставлять по 16 андроидов каждый месяц, второй — по 20, а к пятому году увеличить показатель до 100 единиц. Если весь контракт будет выполнен, это принесет Promobot более $50 млн. В качестве подтверждения своих намерений Intellitronix передала российскому партнеру 500 000 своих акций, которые на тот момент стоили $600 000.

В целом объем заказов в 2018 году вырос вдвое, а выручка — втрое (за счет цен на новую модель), перечисляет Кивокурцев. Показатели выручки он не раскрывает. По данным СПАРК, в 2016 году показатель российского юрлица Promobot составил 37 млн рублей, а в 2017-м – 69 млн рублей. За весь прошлый год компания произвела 172 робота второй (их стоимость составляет от 480 000 до 900 000 за штуку) и четвертой модели (от 1,2 млн рублей до 1,7 млн рублей в зависимости от функционала).

«Сейчас мы пришли к идеальной комплектации продукта с точки зрения базовых функций и не планируем пока выпускать 5-ю версию. Развиваемся по горизонтали, расширяя возможности 4-й модели», — рассказывает Кивокурцев.

Эта модель имеет семь профессиональных спецификаций и владеет 11 языками. Например, робот Клиоша работает экскурсоводом в Музее современной истории на Тверской, а робот Алантим — заместителем заведующего кафедрой робототехники в Московском технологическом институте. Также «промоботы» могут работать охранниками или продавцами, а в ближайшее время научатся выполнять административные функции в госпиталях, обещает Кивокурцев.

Роботы совершенствуются в распознавании лиц и уже пытаются вести диалог на естественном языке. Несколько дней назад один из андроидов узнал премьер-министра России Дмитрия Медведева во время его визита в пермский технопарк (там теперь находится производство Promobot). ​«Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич. Мы с вами не виделись 3 года 10 месяцев 6 дней 7 часов 15 минут и 40 секунд», — первым делом сообщил «промобот» главе правительства.

За четыре года существования Promobot учились не только роботы, но и их создатели: им пришлось освоить производство пластика, потому что подрядчики не успевали за ростом компании, а также разобраться в проектировании сервомоторов, потому как европейские часто выходили из строя. Теперь продукция Promobot на 80% собирается из российских комплектующих. «Мы собираем роботы как Bentley — руками», — шутит Кивокурцев.

Свое будущее он не отделяет от будущего компании. «Мы уже давно не те пацаны из гаража. Инвесторы оценивают Promobot в 2 млрд рублей, и это, конечно, заставляет нас двигаться дальше, — заключает предприниматель. — Илон Маск ближе, чем мы думаем. Он про нас точно знает».

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.