wpthemepostegraund

Связные Путина: как миллиардеры и чиновники пытались подружить Россию с Трампом

Источник: forbes.ru

В ночь с 8 на 9 ноября примерно в три часа ночи пресс-секретарь штаба Дональда Трампа Хоуп Хикс получила звонок на мобильный от человека, который говорил с иностранным акцентом, хотя звонил с местного номера. Хикс разобрала слова «звонок от Путина», но остальное не поняла. Она попросила звонившего прислать ей электронное письмо.

На следующее утро сотрудник посольства России по имени Сергей Кузнецов прислал письмо с Gmail-аккаунта с темой «Сообщение от Путина». К письму было приложено обращение Путина к Трампу на русском и английском языках. Путин поздравлял Трампа с победой и выражал надежду на скорый выход российско-американских отношений из кризиса.

Хикс переслала сообщение Джареду Кушнеру, добавив: «Можешь взглянуть? Боюсь, что меня надувают, но Путина продинамить не хочется!» Согласно показаниям Кушнера, он думал, что сможет проверить аутентичность письма с помощью посла России, с которым встречался в апреле 2016-го. Однако имя посла он забыл, так что по электронной почте обратился за помощью к политологу Димитри (Дмитрию) Саймсу, с которым консультировался по поводу России. Тот напомнил фамилию посла – Кисляк, и это письмо Кушнер переправил Хикс. Она, в свою очередь, переправила информацию членам команды переходного периода. Спустя пять дней Трамп и Путин в присутствии членов команды, включая советника по национальной безопасности Майкла Флинна, поговорили по телефону. Это лишь одно свидетельство попыток российских властей и бизнесменов установить контакты с командой Трампа, которую приводит спецпрокурор Роберт Мюллер в обнародованном в четверг докладе. Четвертая часть отчета начинается с контактов тогда еще бизнесмена Трампа с российским миллиардером Аразом Агаларовым.

Trump Tower в Москве как козырь на выборах

Большое внимание в докладе уделяется проекту Trump Tower в Москве, который Trump Organization обсуждала с несколькими бизнесменами в 2013-2016 годах. Первые переговоры прошли с Crocus Group Араза Агаларова (к декабрю 2013-го стороны согласовали условия сделки, однако уже к ноябрю 2014-го перестали обсуждать проект).

Позже переговоры велись с ГК «Эксперт» Андрея Розова (партнерство с Розовым Trump Organization предложил консультант в области недвижимости Феликс Сатер летом 2015 года). В ноябре 2015-го Трамп и Розов подписали соглашение о намерениях о строительстве башни в Москве. Trump Tower включала бы в себя 250 жилых кондоминимумов и отель класса люкс на 15 этажах. Тогда же Сатер написал Майклу Коэну (вице-президенту Trump Organization, который вел проект) о том, что строительство Trump Tower в Москве можно использовать, чтобы повысить шансы Трампа на победу в президентских выборах (бизнесмен начал кампанию летом 2015 года).

«Приятель, наш парень может стать президентом США и мы можем организовать это. Майкл, Путин выходит на сцену с Дональдом и перерезает ленточку, и Дональду обеспечено участие в выборах от республиканцев. И возможно, победа над [Хиллари] Клинтон. У нас это получится лучше, чем у кого-либо. Ты и я очень скоро увидим Дональда и Владимира на одной сцене. Это перевернет игру», – писал Сатер Коэну в 3 ноября 2015 года.

«Бизнес, политика, что угодно – разницы нет, когда ты знаешь, как вести дела», -– думаю, я смогу добиться, чтобы Путин сказал это на пресс-конференции Трампа в Москве. Если он это скажет – мы выиграем выборы. Самый сложный противник Америки говорит, что Трамп – это парень, с которым можно вести переговоры. Мои следующие шаги – очень-очень чувствительные, с очень-очень близкими к Путину людьми. Майкл, представь, два парня из Бруклина выбирают президента США. Это правда очень здорово», – пишет Сатер тому же адресату всего через несколько дней. При этом сам Коэн утверждает, что он тогда не рассматривал проект Trump Tower в контексте влияния на американские выборы. И Коэн, и Сатер были уверены, что проект должен быть согласован российскими властями, в том числе администрацией президента. Сатер утверждал, что начал контактировать с администрацией через свои бизнес-контакты в России. А в октябре 2015 года Сатер утверждал, что «встреча с Путиным предварительно назначена на 14 октября».

Однако уже в декабре 2015-го Коэн в письме жалуется, что Сатер не может организовать встречу с правительственными чиновниками. Поэтому Коэн решает действовать самостоятельно – пишет на имя Дмитрия Пескова на адрес pr_peskova@prpress.gof.ru (вместо gov.ru) письмо с просьбой помочь поговорить с Сергеем Ивановым (на тот момент – главой администрации президента). Позже он дублирует просьбу на общий адрес info@prpress.gov.ru. В январе с ним связывается Елена Полякова, персональный ассистент Пескова. Коэн просит ее оказать проекту Trump Tower содействие. Полякова подробно расспрашивает о проекте по телефону, однако больше с Коэном не связывается. Тем не менее, в январе 2016-го Коэн получает приглашение от главы компании «Московский ипотечный центр» Андрея Рябинского посетить Москву, чтобы обсудить перспективы строительного бизнеса, места для возведения Trump Tower и возможность визита Трампа в российскую столицу. Подумав, Коэн решает не ехать.

Несостоявшийся визит

Коэну не раз приходили приглашения посетить Россию. В декабре 2015 года Сатер обратился к нему с неожиданной просьбой: «Мне звонил Евгений Двоскин. Ему нужны копии паспортов – твоего и Дональда. Приглашение и виза будет на этой неделе от банка ВТБ – они хотят обсудить финансирование строительства Trump Tower». Коэн отправил Сатеру копию своего паспорта. Он также попросил отправить паспорт Трампа его личную помощницу, однако было ли это сделано, установить не удалось.

В апреле 2016 года Сатер снова написал Коэну насчет визита: «Люди хотят знать, когда вы приезжаете». В мае Сатер говорил Коэну, что Песков хочет пригласить его на ПМЭФ (в 2016 году прошел в середине июня). «Он хочет встретиться с тобой и, возможно, представить тебя Путину или Медведеву, потому что они не уверены, что оба там будут». 13 июня Коэн получил приглашение на форум, подписанное главой Росконгресса. Коэн подчеркивает, что ничто не указывало на то, что к его приглашению имеет отношение Песков. Коэн подумал, что, возможно, российские чиновники вовлечены в организацию его визита, и решил не ехать.

«Тяжелоатлет» со связями

Осенью 2015 года дочь будущего президента Иванка Трамп получила письмо от Ланы Ершовой – жены Дмитрия Клокова, на тот момент директора по внешним коммуникациям ФСК ЕЭС. Клоков предлагал свою помощь штабу Трампа. С ним связался Майкл Коэн – перед этим он попробовал поискать информацию о Клокове в интернете и пришел к выводу, что это спортсмен-тяжелоатлет, член Олимпийской сборной России. В переписке с Коэном Клоков рекомендует себя как «доверенное лицо», обещает штабу Трампа «синергию на правительственном уровне» и приглашает Коэна в Москву. В итоге от сотрудничества с Клоковым было решено отказаться – ставка была сделана на «правительственные связи» Сатера.

Обсуждался визит не только Коэна, но и самого Трампа. Это происходило как минимум дважды – в конце 2015 года и весной 2016-го. Коэн говорил, что Трамп выражал готовность ехать в Москву, если это будет необходимо для проекта Trump Tower. В декабре 2015 года Мирослава Дума, знакомая с Иванкой Трамп, передала Иванке и Дональду Трампам приглашение от руководителя аппарата правительства Сергея Приходько на ПМЭФ. Помощница Трампа ответила Думе, что для кандидата в президенты «честь участвовать в таком престижном форуме, но он вынужден отклонить предложение из-за плотного расписания». В марте Приходько снова через помощницу Трампа пригласил его на ПМЭФ. Однако Трамп снова отклонил предложение, вновь сославшись на занятость

След спецслужб

Еще одна ниточка, которая связывает команду Трампа с Россией — это Картер Пейдж, сотрудник по международные делам в предвыборном штабе действующего президента. Расследование пришло к выводу, что Пейдж, работая в штабе Трампа, «отстаивал пророссийские внешнеполитические позиции». Однако не было установлено, что он координировал с российскими властями попытки вмешаться предвыборную кампанию в США. Фактически, связи Пейджа с Россией сводились к нескольким знакомствам. Еще в 2000-х Пейдж, работая в Merrill Lynch и живя в Москве, познакомился с замначальника финансово-экономического департамента «Газпрома» Сергеем Яценко. Впоследствии Пейдж основал компанию Global Energy Capital LLC (GEC), консультировавшую инвесторов в энергетические проекты на развивающихся рынках, и позвал туда Яценко. Другие «русские» связи Пейджа — офицеры российских спецслужб Александр Булатов и Виктор Подобный.

Подобный впоследствии рассказывал своим коллегам, что «кормил Пейджа обещаниями (помочь контактами в России ради бизнеса американца – мечтал разбогатеть, получив проект с «Газпромом»), чтобы потом бросить его, получив нужную информацию». В 2016 году Пейдж начал работу в штабе Трампа. Сам он впоследствии объяснял, что хотел помочь кандидату улучшить отношения с Россией. В общении с командой Трампа он убеждал, что поддерживает контакты с людьми в России, тесно связанными с Кремлем, которые уверены, что Трамп в случае победы сможет положить конец новой холодной войне. После этого Пейджа пригласили выступить в РЭШ (где ему удалось обменяться рукопожатиями и поговорить с вице-премьером Аркадием Дворковичем). В письме к Трампу Пейдж рассказывал, что Дворкович выражал поддержку Трампу и надеялся на то, что Россия и США вместе решат международные проблемы.

«Потеря времени» в Trump Tower

Руководство предвыборного штаба Трампа встретилось с представителями российской стороны 9 июня 2016 года в Trump Tower. Из окружения Трампа на встрече были его сын Дональд Трамп-младший, советник и зять Джаред Кушнер, а также глава штаба Пол Манафорт.

Предложение о встрече Трамп-младший получил по e-mail от американского промоутера Роберта Голдстоуна, который тогда работал с российским певцом Эмином Агаларовым, сыном владельца Crocus Group Араза Агаларова. Голдстоун пообещал предоставить компрометирующую информацию о кандидате от демократов Хиллари Клинтон и ее сделках с Россией.

Агаларов-старший был знаком с Трампом и, по данным Мюллера, поддерживал связь с 2013 года, когда они вместе организовывали конкурс «Мисс Вселенная» в Москве, а позднее обсуждали строительство Trump Tower в российской столице.

Спецпрокурор США считает, что Агаларов-старший имеет связи с генпрокурором России Юрием Чайкой, который якобы и мог предоставить порочащие Клинтон документы.

Как рассказал комиссии Мюллера Голдстоун, передать сведения должна была адвокат Наталья Весельницкая. Она пригласила на встречу в Trump Tower российского лоббиста Рината Ахметшина, который занимался Актом Магнитского, и переводчика Александра Самочернова. Агаларов-старший также направил на встречу сотрудника Crocus Group в США Ике Кавеладзе. Ему было сказано, что собрание посвящено обсуждению Акта Магнитского.

Встреча, по данным Мюллера, длилась 20 минут. Весельницкая утверждала, что Клинтон получила средства на кампанию от фигурантов дела Hermitage Capital братьев Зифф. Эти деньги, утверждала адвокат, получены преступным путем – через отмывание и уклонение от налогов как в России, так и в США (в докладе Мюллера упоминается и глава фонда Уильям Браудер, однако не говорится, что он, со слов Весельницкой, также перечислял деньги Клинтон).

Когда Трамп-младший переспросил, как именно средства связаны с Клинтон, Весельницкая ответила, что не может отследить деньги после того, как они оказались в США.

Как рассказал Мюллеру Кавеладзе, Кушнер был раздражен этим: он спросил «что мы тут делаем?», после написал в iMessage Манафорту «потеря времени» и ушел со встречи до того, как она закончилась.

Ахметшин также поднимал речь об Акте Магнитского, на что Трамп-младший ответил, что они ничего не способны сделать, однако могут вернуться к вопросу, когда придут к власти.

Комиссия Мюллера не нашла свидетельств, что Дональд Трамп-старший знал о встрече. Также спецпрокурор установил, что Весельницкая и Агаларов-старший после выборов еще дважды безуспешно пытались встретиться с окружением Трампа.

Контакты с Дерипаской

15 страниц доклада посвящено политтехнологу Полу Манафорту, который руководил предвыборным штабом Трампа. Как говорится в докладе Мюллера, Манафорт «имел связи с Россией», поскольку в 2005-2009 годы его консалтинговая фирма работала на российского миллиардера Олега Дерипаску и также в 2005-2015 оказывала услуги пророссийским силам на Украине.

Работая в штабе Трампа, Манафорт, как утверждается в докладе Мюллера, продолжал поддерживать эти контакты — через своего бывшего киевского сотрудника Константина Килимника. По данным ФБР, Килимник был связан с российской разведкой, говорится в документе. Манафорт в своих показаниях спецпрокурору утверждал, что не верит в то, что Килимник работал на российских «шпионов».

Олег Дерипаска в докладе Мюллера описан как «российский олигарх, чья международная империя включают алюминиевую и энергетическую компании, и [который] тесно связан с Владимиром Путиным». Для Дерипаски Манафорт, в частности, собирал информацию о ситуации в бывших советских республиках для «докладов Кремлю», утверждает Мюллер. Деловой партнер и заместитель Манафорта в штабе Ричард Гейтс в показаниях Мюллеру назвал работу Манафорта на Дерипаску «страховкой от политических рисков»: по его словам, Дерипаска использовал Манафорта, чтобы добиться назначения дружественных лиц на официальные посты в странах, где у Дерипаски были деловые интересы.

Благодаря работе на Дерипаску, компания Манафорта заработала «десятки миллионов долларов и также получила миллионы долларов в виде займов», утверждается в докладе. Но из-за денежных же вопросов отношения Дерипаски и Манафорта испортились, следует из документа. Частный инвестфонд Pericles Emerging Market Partners, который учредили Манафорт и его бывший бизнес-партнер Ричард Дэвис для вложения в активы в Восточной Европе, потерял деньги Дерипаски. Это привело к судебным разбирательствам, отмечается в докладе (в 2018 году Дерипаска подал в Верховный суд штата Нью-Йорк иск к Манафорту и еще одному его экс-партнеру Рику Гейтсу. Представитель миллиардера объяснял, что сделка, которую Манафорт и Гейтс должны были заключить в интересах Дерипаски в 2008 году, «завершилась неудачей, при этом были бесследно утрачены более $26 млн»).

К 2009 году деловые отношения Манафорта и Дерипаски «иссякли», сказал Гейтс в своих показаниях. По его словам, все последующие контакты с Дерипаской и его посредниками были попытками урегулировать иск.

Но именно через Дерипаску Манафорт был представлен «украинскому олигарху» Ринату Ахметову, который нанял его как политического консультанта. Манафорт работал с «считавшейся пророссийской» «Партией регионов», кандидат которой Виктор Янукович в 2010 году выиграл выборы президента Украины. Как пишет Мюллер, Манафорт стал близким и доверенными советником Януковича во время его пребывания на посту президента.

С Трампом Манафорт был лично знаком с 1982 года, периодически сталкивался с ним на политических и светских мероприятиях (например, на свадьбе лоббиста Роджера Стоуна, в будущем — советника Трампа во время кампании) и оказывал различные услуги.

В 2006 году Трамп предложил Манафорту должность в его штабе. Тот согласился работать бесплатно. Как отмечается в докладе, в то время у Манафорта не было существенного дохода, но он надеялся, что его участие в кампании Трампа может быть «финансово полезным» в будущем.

Как заявил Гейтс в своих показаниях, что Манафорт рассчитывал, что его работа будет полезной для его бизнеса и повысит вероятность того, что ему вернут долги ($2 млн) за его работу на Украине. По словам Гейтса, Манафорт также надеялся, что Дерипаска откажется от своего иска. В случае победы Трампа Манафорт рассчитывал получить работу в Белом доме и «монетизировать свои отношения с администрацией», рассказал Гейтс.

Присоединившись к штабу Трампа, Манафорт сразу поручил Гейтсу подготовить письма для Дерипаски и трех «украинских олигархов» — Ахметова, Сергея Левочкина и Бориса Колесникова, говорится в докладе. В письмах сообщалось о новой работе Манафорта и его готовности в будущем консультировать адресатов.

Гейтс переслал эти письма вместе с пресс-релизом о назначении Манафорта Килимнику. Позднее Манафорт сам связался с Килимником, чтобы удостовериться, что его послания доставлены «друзьям». При этом получив подтверждение Килимника, Манафорт уточнил, видел ли информацию «ОВД». Мюллер расшифровал эту аббревиатуру как «Олег Владимирович Дерипаска». Килимник ответил, что переслал все работавшему на миллиардера Виктору Бояркину, а тот передал все «прямо ОВД». Мюллер считает, что речь о Дерипаске.

Впоследствии Манафорт поручил Гейтсу пересылать Килимнику информацию о ходе кампании, в том числе закрытые данные о результатах опросов избирателей, которые собирали члены штабы. «Манафорт ожидал, что Килимник поделиться этой информацией с украинцами и с Дерипаской», — говорится в докладе Мюллера. Зачем это было Манафорту, офис спецпрокурора не установил. Гейтсу Манафорт говорил, что его работа в штабе будет «полезной для бизнеса», указывается в докладе.

Манафорт утверждал, что Дерипаска, получив информацию о кампании Трампа, может счесть их отношения «ценными и разрешать разногласия», пишет Мюллер, напоминая об иске миллиардера.

Установить, что Килимник делал с полученными итогами опросов, спецпрокурору не удалось. Также не была установлена связь этих сообщений со вмешательством России в выборы.

Беседа Путина с Авеном

Еще один крупный российский бизнесмен, который пытался наладить контакты в Вишингтоне, — совладелец «Альфа-групп» Петр Авен, который дал показания в рамках расследования спецпрокурора. Миллиардер рассказал, что раз в квартал Путин встречается с 50 крупными российскими бизнесменами и что все предположения и критические замечания президента России на таких встречах принимаются их участниками как руководство к действию – в противном случае могут наступить негативные последствия. Одна из таких встреч прошла и в четвертом квартале 2016-го вскоре после выборов в США.

Согласно показаниям Авена, тогда же Путин провел с ним встречу в формате один-на-один. На ней президент якобы предположил, что США готовы ввести дополнительные санкции против представителей России, включая персонально Авена и Альфа-банк. Также Путин якобы заявил, что у российских властей сложности в выстраивании отношений с администрацией Трампа. Авен рассказал офису Мюллера, что Путин на встрече отметил, что не знает, к кому обратиться, и не знаком близко с людьми из окружения Трампа.

Авен в ответ якобы заверил Путина, что предпримет шаги по защите себя и акционеров Альфа-банка от потенциальных санкций, в том числе попробует наладить контакт с администрацией Трампа. Согласно показаниям предпринимателя, Путин к его словам отнесся со скепсисом. При этом, хотя президент России и не просил его напрямую об установке контактов с командой переходного периода, Авен расценил содержание разговора как наличие у главы государства определенных ожиданий, которые бы он мог попробовать разрешить.

В декабре 2016-го Петр Авен, у которого ранее состоялась встреча с Путиным, предпринял попытку установить канал связи с командой Трампа. Для этого во время встречи в Люксембурге он обратился к лоббисту Ричарду Берту, бывшему послу США в Берлине и члену совета директоров подконтрольной акционерам «Альфа-групп» LetterOne. Авен якобы заявил, что разговаривал с высокопоставленными представителями властей России, которые выразили интерес в установлении связей между Кремлем и командой переходного периода.

Берту просьба Авена показалась необычной и выходящей за рамки их обычных рабочих взаимоотношений. Тем не менее, он связался по телефону с политологом Димитри (Дмитрием) Саймсом, у которого был выход на Кушнера и который якобы лоббировал назначение Берта послом в Россию. Саймс ответил, что установление такого неформального канала связи не лучшая идея в свете новостей о вмешательстве России в выборы.

После этого Берт написал Авену, что связался с «очень влиятельной фигурой» по поводу «Проекта А» и что к идее установления канала связи «есть интерес». Однако в свете скандала с хакерской атакой на сервера демократов тема слишком токсична и вернуться к ее обсуждению можно будет после Нового года, передал лоббист позицию своего собеседника.

Авен на это послание ответил: «Спасибо. Все ясно». Согласно его показаниям, он не хотел предпринимать дальнейшие попытки выйти на команду Трампа. На следующей встрече с Бертом тот рассказал миллиардеру, что в текущих условиях искать контакт невозможно. Больше Авен и Берт к теме не возвращались.

На встрече с Путиным в первом квартале 2017-го президент якобы поинтересовался у Авена успехами его лоббистского проекта. И тот признал, что потерпел неудачу. Также Путин задавал предпринимателю аналогичный вопрос на нескольких следующих ежеквартальных собраниях.

Позднее Авен сообщал руководителю администрации президента России, что получил повестку от ФБР по поводу своих попыток установить канал связи между властями России и администрацией Трампа. Однако в Кремле никакого беспокойства в связи с этой новостью не проявили.

Миссия гендиректора РФПИ Кирилла Дмитриева

В период первых месяцев после выборов президента США наладить диалог с администрацией Трампа пытался и гендиректор Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Кирилл Дмитриев. Он попросил своего знакомого предпринимателя-лоббиста Джорджа Надера, связанного с властями ОАЭ, устроить встречу с представителями команды переходного периода. Согласно показаниям Надера, Дмитриев говорил ему, что Трамп – его личный фаворит, а также предпочтительный вариант исхода выборов для российских властей.

Надер организовал мероприятие на Сейшелах. Там он познакомил Дмитриева с Эриком Принсом – участником кампании Трампа, близким к Стиву Бэннону (последний, впрочем, заявил, что не уполномочивал Принса на ведение переговоров с Дмитриевым от лица администрации, хотя они и обменивались СМС во время пребывания Принса на Сейшелах). Встречей с Принсом Дмитриев, по словам Надера, был разочарован: он якобы рассчитывал на более высокий уровень контактов. Принс по возвращении с островов якобы отчитался о встрече Бэннону, но тот попросил его прекратить этот контакт. Бэннон эту информацию опроверг.

Также в конце ноября 2016-го Надер представил главе РФПИ управляющего хедж-фонда и друга Джареда Кушнера Рика Джерсона. Тот не состоял в команде переходного периода, но помогал ей организовать ряд встреч, например, с бывшим премьером Британии Тони Блэром. Оба сошлись на деловой почве и обсуждали потенциальное сотрудничество хедж-фонда и РФПИ, а заодно занялись и политическим лоббизмом.

Следующие два месяца Дмитриев, который якобы вновь говорил о наличии поручения от Путина, и Джерсон обсуждали пути налаживания отношений России и США. Их план включал такие пункты, как совместная борьба с терроризмом, дальнейшее сокращение ядерного арсенала, развитие взаимовыгодных экономических и инвестиционных связей и т.д.

Глава РФПИ якобы согласовывал свои действия с Путиным, которого, по данным доклада, называл «боссом» – и тот через Дмитриева якобы живо интересовался судьбой разработанного плана. А Джерсон передал разработки Кушнеру еще до инаугурации Трампа. Кушнер, в свою очередь, переправил предложения Бэннону и госсекретарю Рексу Тиллерсону. Никакой реакции от них он не дождался. Позднее Надер заверял Дмитриева, что предложения дошли до адресата и «сыграли важную роль». Тем не менее, в марте 2017-го все контакты по линии Дмитриев-Джерсон прекратились, а сделка американского хедж-фонда и РФПИ забуксовала, говорится в докладе…

Горсть земли для Джареда Кушнера

12 декабря 2016 года помощник Джареда Кушнера Ави Берковитц встретился в Trump Tower c послом России в США Сергеем Кисляком, который передал Кушнеру предложение организовать переговоры с Сергеем Горьковым, на тот момент главой ВЭБа.

Кушнер согласился. Встреча в формате один-на-один состоялась на следующий день в Нью-Йорке. По словам Кушнера, они не обсуждали санкции против ВЭБа, введенные за решение России отторгнуть у Украины Крым. Он также признался, что не готовился к встрече и даже не «гуглил» имя Горькова. Тот начал встречу с вручения Кушнеру двух подарков – картины и сумки с почвой из белорусского города, откуда родом предки американца.

Показания Кушнера и Горькова о характере встречи – была она деловой или дипломатической – разнятся. На последней версии настаивает Кушнер: хотя Горьков и рассказывал ему о ВЭБе и российской экономике, они не обсуждали ни потенциальных сделок, ни бизнес-интересы представителя администрации Трампа. ВЭБ, в свою очередь, заявлял, что встреча была частью roadshow института развития и что Горьков встречался с Кушнером как с представителем американского бизнеса. Несколько источников офиса Мюллера заявили, что Горьков якобы путешествовал в Нью-Йорк с санкции Путина и должен был отчитаться перед президентом России по возвращении. В любом случае, доказательств того, что встреча имела последствия, спецпрокурор не обнаружил. Помощник Горькова позднее якобы несколько раз писал Берковитцу с просьбой организовать еще одну встречу, но тот не передал эти просьбы Кушнеру и не ответил ни на одно из сообщений.

Контакт Картера Пейджа с Аркадием Дворковичем

В декабре 2016 года Москву с бизнес-визитом посетил бывший советник штаба Трампа по внешней политике Картер Пейдж. Помощник Пола Манафорта Константин Килимник рассказал офису спецпрокурора, что Пейдж якобы намекал во время командировки, что сохраняет связи с командой нового президента США и уполномочен обсуждать широкий круг тем, включая Украину.

Через президента РЭШ Шломо Вебера американец якобы вышел на Аркадия Дворковича, на тот момент вице-премьера России. Зампред правительства встретился с Пейджем на несколько минут в одном из московских ресторанов – поздравил с победой Трампа, выразил интерес в улучшении двусторонних отношений и попросил познакомить его с людьми из команды переходного периода. Развития эта встреча не получила…

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.