wpthemepostegraund

Третья волна: поможет ли очередная амнистия капиталов вернуть деньги в Россию

Источник: forbes.ru

18 апреля Госдума приняла пакет законопроектов о введении третьего этапа амнистии капиталов, продлевающий кампанию до 1 марта 2020 года. Инициатива исходила от президента Владимира Путина, который озвучил ее в феврале на форуме «Деловой Россия». Бизнес-сообщество этого явно не ожидало. Было ощущение, что и для ФНС с правительством такое решение является неожиданностью, так как больше месяца не было никакой официальной информации о параметрах новой волны амнистии. Насколько были успешны предыдущие кампании и что уготовил предпринимателям новый закон?

Что было раньше

Первый этап амнистии капитала в России проходил в переломном 2015 году, — тогда же в лексикон российского бизнеса вошла аббревиатура КИК (контролируемая иностранная компания). Амнистия давала шанс на цивилизованное вступление в эру КИК — их совместное действие можно сравнить с кнутом и пряником.

Дополнительным стимулом стали нормы о так называемой безналоговой ликвидации иностранных компаний. По данным Минфина, в ходе первой волны было собрано свыше 7000 деклараций о зарубежных активах россиян, что оказалось существенно ниже ожиданий ФНС.

В то время мир еще не знал аббревиатуру CRS (единый стандарт обмена налоговой информацией) и, вероятно, по этой причине многие рассчитывали, что о правонарушениях никто и никогда не узнает, а, следовательно, нет причин о них добровольно рассказывать. С началом эпохи CRS все поменялось, и вторая волна амнистии оказалась очень кстати — так называемый detection risk возрос многократно.

В итоге за период с 1 марта 2018 года по 28 февраля 2019 год были поданы уже 11 714 деклараций. По данным того же Минфина, задекларированная сумма составляет более €10 млрд — видимо, эта цифра близка к правде. Таким образом, второй этап амнистии оказался относительно успешным.

Основное беспокойство декларантов всегда было связано с тем, получится ли у ФНС обеспечить конфиденциальность хранения полученных сведений. В этом смысле первая амнистия была пробной версией для получения гарантий со стороны государства. Во время второй кампании степень доверия была явно выше.

Мировой опыт

Мировая практика насчитывает не так уж и много примеров удачных кампаний по налоговой амнистии капитала. Среди историй успеха можно выделить Италию, где возврат капитала составил €61 млрд. Одной из причин такого исхода можно назвать принятые государством меры по ужесточению ответственности за налоговые правонарушения.

Так, для сравнения, размер штрафов до амнистии капитала в Италии составлял €250 в твердой сумме в зависимости от правонарушения, а после проведения амнистии размер штрафа был увеличен и составлял 5-25% от суммы сокрытого имущества, включая конфискацию имущества на ту же сумму.

На практике это означает, что имущество, не задекларированное лицом ранее, по факту было бы частично изъято в пользу государства. На этом фоне принятые в России штрафные санкции не кажутся очень жесткими. Интересный факт — налоговые органы Италии выдавали специальные «сертификаты конфиденциального взноса», гарантирующие соблюдение полной конфиденциальности в отношении перемещения всех активов.

Можно вспомнить также о примере Бельгии, где амнистия была проведена относительно недавно — в 2004 году. Объем возвращенного капитала тогда составил около €1 млрд, что в разы меньше запланированного государством показателя.

Из числа более близких России стран стоит выделить Казахстан, где проведена уже не одна волна амнистии капитала — последняя прошла в 2014-2015 годах и оказалась довольно успешной. В страну вернулись активы общей стоимостью около $5 млрд.

Исходя из иностранного опыта, можно сделать выводы, что первые две амнистии в России были достаточно либеральны. Третья волна так же не предполагает существенных изменений в подходе, хотя ее применение будет ограничено.

Майские праздники

Итак, с большой долей вероятности можно ожидать принятия закона в неизменном виде и запуска третьей волны амнистии катала в России с 1 мая этого года. Третья волна предоставляет участникам те же гарантии, что и первые две — освобождение от налоговой, административной и уголовной ответственности. Однако теперь они будут распространяться только на тех лиц, которые переведут иностранные активы, а также денежные средства, находящиеся на счетах в зарубежных банках, в российскую юрисдикцию. В этом ключевое отличие.

Теперь государство просит перевести компании в специальные административные районы, а денежные средства — в российские финансовые институты. На мой взгляд, это существенно сужает круг потенциальных интересантов, так как российская банковская система объективно не может составить конкуренцию ведущим банкам Европы и мира. Инфраструктура островов Русский и Октябрьский также не готова к принятию бизнеса, привыкшего к высокому качеству международных сервис-провайдеров.

Интересно сформулировано положение законопроекта о том, что гарантии предоставляются в отношении имущества при одновременном выполнении двух условий: отсутствии контролируемых иностранных компаний, в отношении которых заявитель является контролирующим лицом, и при переводе всех денежных средств с иностранных счетов (вкладов) на российский счет.

Первое требование предполагает предварительный перевод иностранных структур на острова Русский и Октябрьский. Однако при буквальном прочтении проекта закона возникает вопрос: как быть в той ситуации, когда заявитель владеет контролируемой иностранной компанией, которую он не хочет переводить в Россию, но при этом у заявителя открыт счет в иностранном банке, который он хотел бы амнистировать? Cудя по всему, отдельно амнистировать такой счет не получится.

При этом если у заявителя нет контролируемых иностранных компаний, но есть открытые счета в зарубежных банках, то он может отразить эту информацию и задекларировать только иностранный счет, осуществив перевод денежных средств в Россию. Также существует некоторый риск в отношении юрлиц, находящихся в статусе strike off, который предполагает закрытие компании с правом ее восстановления: такие структуры могут быть признаны налоговиками ликвидированными не должным образом.

Третья волна амнистии, безусловно, явление позитивное, однако не думаю, что она окажется такой же популярной, как вторая. Воспользуются ею, вероятно, крупные игроки рынка для перевода холдинговых структур, а также бизнес, опасающийся усиления санкционных рисков.

Предприниматели, имеющие сегодня «белые» задекларированные иностранные структуры и хороших консультантов, которые помогали грамотно создавать и сопровождать деятельность иностранных структур и счетов, вряд ли будут серьезно рассматривать возможность участия в текущей кампании.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.