wpthemepostegraund

Забудьте о Sotheby’s и Christie’s. Куда надо ехать, чтобы купить шедевр по привлекательной цене

Источник: forbes.ru

Говоришь «аукционный дом», думают — Sotheby’s. Или Christie’s. Или Bonhams. Когда я листаю непрофильную прессу, то не могу отделаться от ощущения, что в мире аукционных домов существует от силы три и других нет. Во многом, конечно, это объяснимо: играют роль и рекламные бюджеты, и ценовые рекорды, которые в большинстве случаев ставятся именно на торгах домов-гигантов (и освещаются в первую очередь), и огромная доля рынка, которая последним принадлежит. С другой стороны, перед нами эдакое кривое зеркало рынка предметов искусства и коллекционирования: что-то оно отражает, но не все и не так, как есть. Для справки: аукционных домов в мире около десяти тысяч, и каждый день проходят сотни торгов. Учитывая это, принимать во внимание деятельность одних только лидеров стратегически неверно. Да, если заявлена цель приобрести некий конкретный шедевр (или хочется ощутить причастность к большой игре), то акцент на аукционных домах-гигантах оправдан. Но если такой цели нет, то куда умней искать качественные и редкие предметы на локальных аукционах. Во-первых, многие направления коллекционирования и стили искусства имеют определенную региональную привязку. Во-вторых, в каталогах малых аукционных домов можно найти уникальные предметы по очень привлекательной цене, что в глобальных аукционных «гипермаркетах» сделать уже почти невозможно.

Следуя логике вышесказанного, поговорим о том, не у кого покупать, а где. Тройка мировых лидеров уже который год неизменна: США, Китай, Великобритания. Суммарно эти три рынка дают более 90% мирового оборота. В Европе лидерами будут Франция, Германия и — на первом месте — Великобритания. Последняя является регионом с самой долгой аукционной историей; в 2017 году лондонская Национальная галерея совместно с Исследовательским институтом Гетти оцифровали огромный массив старинных каталогов 1600х – 1700х годов: в сумме вышло более 130 тысяч результатов торгов. Аукционный рынок Королевства — а это несколько сотен аукционных домов — составляет более 20% мирового оборота, являясь третьим по объему. Немалую роль в этом играет самый низкий процент VAT и отсутствие налога на ввоз и вывоз между странами ЕС; пока Великобритания — одна из самых выгодных в Европе стран для покупок. Brexit, правда, может ситуацию изменить. Если корона Лондона пошатнется, главными претендентами на неё станут Брюссель (и вообще вся Бельгия, чья налоговая система не столь тяжеловесна, как в целом по в Европе) и Франция. Рынок последней — один из самых богатых и по количеству, и по уровню предметов в континентальной Европе.

Аукционная жизнь Франции сосредоточена в столице: парижские аукционы обеспечивают около 90% годового оборота рынка страны. Лидер (и по обороту, и по количеству проданных лотов) — аукционный конгломерат Hôtel Drouot, под чьей эгидой проводят свои торги десятки домов. Список продолжают дома Tajan, Cornette de Saint Syr и ArtCurial. Что конкретно покупать? Мои рекомендации: вино, искусство конца XIX-начала XX века (ар-деко, ар-нуво, Парижская школа и художники конца XIX – первой четверти XX века). По этим направлениям в Париже самый широкий выбор и самого лучшего качества предметы. И если «главных» импрессионистов чаще можно увидеть в каталогах глобальных домов-гипермаркетов в Нью-Йорке или в Лондоне, то искусство перечисленных выше направлений встречается зачастую в небольших аукционных домах Парижа. И стоит дешевле: нет «надбавки» за крупный аукционный бренд.

Аукционные дома Германии известны не оборотами, а своей стабильностью: они из года в год попадают в списки лучших аукционов мира (здесь назову Ketterer Kunst, Grisebach, Van Ham). Причина проста: по-немецки скрупулезный подход к отбору предметов в каталоги по соотношению цена / качество. Как следствие — одни из самых высоких в мире процентов продаж и стабильный уровень годовых оборотов. Обратить внимание имеет смысл на декоративно-прикладное искусство и старых мастеров (особенно Северной Европы). В Германии (да и в соседней Австрии) можно найти редчайшие предметы югенштиля и стиля бидермайер, а также произведения участников Сецессионов: как Венского, так и Берлинского.

Итальянский рынок — «вещь в себе»: особенности налогообложения и законодательства таковы, что вывезти предмет за пределы страны зачастую сложно (в несколько более выигрышном положении оказываются, пожалуй, владельцы недвижимости в Италии). Жаль: тут есть, что купить. На итальянских аукционах до сих пор можно встретить картины, мебель и скульптуру мастеров первого ряда как эпохи Ренессанса, так и модерна. Большей частью оборота рынка Италия обязана небольшим аукционным домам, разбросанных по стране (крупнейшие — Meeting Art в Верчелли или Il Ponte Casa D’Aste в Милане).

В странах Северной Европы аукционная атмосфера своя. В Швеции и по сей день проводит торги старейший в мире дом Stockholms Auktionsverk (он, помимо прочего, известен тем, что на одном из его аукционов в свое время приобрел подержанное пальто Владимир Ленин — впоследствии, говорят, именно это пальто пробила пулей Фанни Каплан). С годами он не утратил позиций и является крупнейшим домом и в Швеции, и Скандинавии. Другие достойные имена — Bukowski, Uppsala Auktionskammare, долгое время специализировавшийся в регионе на продаже русского искусства, и лидер онлайн-продаж последних лет — датский Bruun Rassmusen. Последний проводит еженедельные торги по различным категориям (от вина и монет до современного искусства) и известен демократичными ценами.

В Азии бесспорный лидер — Китай. Рынок поражает размерами: количество аукционных домов на материковой части и в Гонконге стремится к полутора тысячам. Аукционная торговля в Китае глубоко «зашита» в культуру. Говорят, что нет более азартной нации, и именно благодаря этому китайский рынок сравнительно молод: из-за государственных ограничений первые аукционы стали появляться там лишь в 1990-х годах, а международных «гигантов» допустили в страну только в 2010-х. Несмотря на то, что доминантой китайского рынка было и остается национальное искусство, в последние годы заметно растет оборот продаж предметов международного класса: от работ импрессионистов до люксовых аксессуаров.

В отличии от Китая, рынок Японии по-прежнему замкнут, за что получил ироничное прозвище «Галапагосских островов среди арт-рынков». Большая часть продаж до сих пор происходит не на открытых площадках, а в галереях, и продают, в основном, своё: японское искусство, традиционное и современное. Хотя периодически, под влиянием эмоций ли или на поводу у моды, на японском рынке вспыхивает то одна, то другая международная звезда. Так обожали то Бернара Бюффе, то Ван Гога — цены на работы сперва взлетали, а затем шел резкий спад. Японская специфика: если интерес угасает, владельцы готовы расстаться со своими предметами даже ниже цены покупки, что делает рынок по-своему привлекательным для тех, кто понимает суть процессов.

От года к году ждут прорыва Индии как одной из стран с наиболее активно развивающимися арт-рынками. Пока еще налицо закрытость: индийские покупатели интересуются в первую очередь национальным искусством (очень, кстати, напоминает наш, российский контекст). Это отчетливо видно в том числе и по каталогам самых активных аукционных домов — Saffronart, Christie’s, AstaGuru, Sotheby’s, Pundole’s. Но каждый растущий рынок проходит определенные стадии развития: сначала набирает обороты покупка национального искусства за рубежом, затем развивается рынок внутри страны, и, наконец, приходят глобальные игроки и рынок становится международным. Соответственно, если индийский рынок всё же совершит прорыв, скоро на крупнейших аукционах можно ожидать появления представителей самой золотолюбивой нации мира. А следом влияния их эстетических предпочтений на мировые тренды: появления в рейтингах популярности индийских художников и индийских аукционных домов. Аналогичную ситуацию мы недавно наблюдали в отношении Китая.

Отдельная история — американский континент. США уже много лет держит первенство в мире (около 40% от мирового оборота), Канада, в целом, остается рынком интровертным (максимум интереса к работам местных авторов и декоративно-прикладному искусству с национальным колоритом), а страны Латинской и Центральной Америки соперничают за звание наиболее активно развивающихся рынков (Латинская Америка знаменита, в первую очередь, искусством доколумбовой эпохи и яркими, экспрессивными работами местных авторов; лидер — Бразилия). Успех Штатов обеспечивает в первую очередь бурное развитие рынка современного искусства с центром в Нью-Йорке. Нью-Йорк же лидирует и в сфере многомиллионных продаж: здесь проходят самые престижные аукционы мира и совершаются самые дорогие покупки. По моей оценке, по количеству аукционов страна не уступает Китаю. Причем собственно американского наследия (его, к слову, выделяют в отдельное направление — Americana) продается не так уж много: в отличие от большинства региональных рынков, США интересуется преимущественно международным искусством. Многое зависит от соотношения евро, фунта и доллара. Если американская экономика на подъёме, США стабильно — самая покупающая страна. Торговля идет настолько активно, что нередка путаница, идущая на руку профессионалам (например, графику представителя Парижской школы Леонара Фужиты, друга Модильяни, можно встретить на техасском аукционе национального искусства Азии). Но если доллар проседает, то покупать в Штатах спешат европейцы: там так много предметов со всего мира (скажем, европейского импрессионизма — наследия буржуа, спасавшихся вместе со своими коллекциями от войн), что рынок интересен не только и не столько американцам.

Африканский рынок предметов искусства и коллекционирования довольно неоднороден: от первобытного искусства и масок до изящного арабского дизайна и интересных, неожиданных образцов колониального искусства. Среди стран лидирует ЮАР, крупнейший аукционный дом — Strauss & Co. Говоря о колониальном наследии, кстати, нельзя не упомянуть фактор, способствующий взаимной диффузии культур: иммигрантское искусство. Забавно: одним из самых востребованных художников арабско-французского Туниса является петербуржец Александр Рубцов, который прожил в Тунисе большую часть жизни и сильно повлиял на развитие местной культуры, а популярнейший художник ЮАР — уроженец Дальнего Востока Владимир Третчиков (оригинал его картины «The Green Lady» был продан на Bonhams за £1 млн).

Напоследок — о родине. Рынок русского искусства неоднороден настолько, что внутренние и мировые продажи показывают разную (вплоть до противоположной) динамику: оборот внутри страны упал более чем на 20%, а международные результаты говорят о росте рынка как минимум на 10%. Аукционная география России невелика: основная масса аукционных домов сосредоточена в Москве (несколько есть в Петербурге). Пару лет назад торги довольно активно проходили в Краснодаре, но, похоже, деятельность замерла. И если на локальном рынке наиболее востребованы букинистика и нумизматика, то шедевры русского искусства уже много лет подряд следует искать в Лондоне у Sotheby’s и Christie’s.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.